» » У министров хотят отобрать право назначать замруководителей агентств

У министров хотят отобрать право назначать замруководителей агентств

3-08-2015, 21:51

Эксперты считают, что руководителям агентств и служб будет легче противостоять давлению со стороны министерств

У министров хотят отобрать право назначать замруководителей агентств

Порядок назначения заместителей руководителей федеральных служб и агентств хотят изменить. Сейчас их назначение осуществляется министрами по представлению руководителей служб и агентств. Как рассказал «Известиям» источник в правительстве, на заседании кабинета министров 4 августа планируется обсудить внесение поправок в Федеральный конституционный закон «О Правительстве РФ», по которым это право перейдет правительству, а сами кандидатуры будут рассматриваться по представлению министров. Изменения вносятся, чтобы уменьшить риск возникновения конфликтов интересов в отношении замруководителей. Эксперты разделились во мнениях: одни полагают, что таким образом агентствам легче будет противостоять давлению со стороны министерств, поскольку появится дополнительный «контролер» со стороны кабмина. Другие, напротив, уверены, что органы полностью лишатся самостоятельности, если у руководителей отобрать право выбирать себе заместителей.

Сейчас руководители федеральных служб и агентств самостоятельно выдвигают кандидатуры на пост своих заместителей, а вышестоящие министерства утверждают их. По словам источника в правительстве РФ, правоприменительная практика показывает, что «механизм разрешения конфликта интересов в отношении заместителей руководителей служб и агентств не создан», поскольку проблемные вопросы решаются комиссией по урегулированию конфликта интересов в службе или агентстве, которую возглавляют сами заместители руководителей.

В связи с этим планируется принять поправки в Федеральный конституционный закон «О Правительстве РФ», согласно которым назначать замруководителей будет правительство РФ по представлению федеральных министров. Таким образом, вопросы, касающиеся соблюдения требований к служебному поведению замруководителей служб и агентств и урегулирования конфликта интересов, будут решаться президиумом Совета при президенте РФ по противодействию коррупции.

В Министерстве экономического развития РФ отметили, что у ведомства никогда не возникало каких-либо конфликтов с агентствами.

— Заместители руководителей подведомственных предприятий и служб сейчас действительно назначаются приказом министра. В случае принятия решения об изменении формы представления и утверждения руководящих работников это никак не повлияет на взаимодействие министерств и агентств, так как конфликта интересов у нас не возникало и не возникнет, — сказала помощник министра Елена Лашкина.

Большинство федеральных агентств и служб отказались комментировать, как изменения повлияют на их работу. В Росимуществе отметили, что этот вопрос относится к компетенции правительства РФ. В Росреестре «не комментирует данный вопрос», а Федеральная служба по интеллектуальной собственности «не располагает информацией о запланированном обсуждении вопроса об изменении порядка назначения заместителей федеральных служб и агентств», поэтому не может предоставить комментарий.

Замглавы Ростуризма Сергей Корнеев рассказал, что между агентством и министерством культуры никогда не возникало конфликтов, а министр не навязывает никаких решений. На вопрос же о снижении коррупционных рисков Корнеев ответил, что «правительству виднее».

По мнению доцента департамента государственного и муниципального управления ВШЭ Павла Кудюкина, федеральные службы должны быть вовсе выведены из-под контроля министерств, чтобы предотвратить возможные конфликты.

— Министерства отвечают за определение политики и принятие нормативно-правовых актов, агентства предоставляют госуслуги и управляют госсобственностью, а службы обладают контрольно-надзорными функциями. Больше возможностей для конфликтов возникает между министерствами и службами, поскольку подведомственный орган обладает полномочиями, которые задевают интересы министерства. Из-за этого все службы вообще должны быть подведомственны правительству или президенту, чтобы у министерств не было соблазна их контролировать. Притом что по нормативной базе министерство только определяет план работы служб, командовать оно не может, но это заменяется неформальными взаимоотношениями — министр может позвонить заместителю, который был им назначен, и посоветовать принять некоторые факты во внимание, — сказал он.

Кудюкин считает, что изменение системы назначения усложнит взаимоотношения между министерствами и агентствами.

— Вывести высших госслужащих из прямого назначения непосредственных и опосредованных руководителей — разумно, правда, всё равно кандидатуру подбирает министр, а правительство может согласиться или не согласиться с ней. Тем не менее это некий дополнительный фильтр отбирать людей не по знакомству, а по деловым качествам. «Блатные» кандидатуры, удобные и послушные министру, можно будет отсекать, — говорит эксперт. — При этом взаимоотношения министров со службами и агентствами будут протекать менее гладко, потому что они станут более самостоятельными органами.

В свою очередь, по словам замдиректора Центра политических технологий Алексея Макаркина, если руководителей служб и агентств лишить права выбирать себе команду, то эти органы практически полностью лишатся самостоятельности.

— Когда проводилась реформа 2004 года, предполагалось, что у министерств будут функции только общего руководства и подготовки нормативно-правовых актов, а службы и агентства получат высокую степень самостоятельности. Но есть схемы, успешно работающие в других странах, и есть реальность, основанная на российских традициях, которые восходят к началу XIX века, когда только были созданы министерства при Александре I. Эта традиция сводится к тому, что министр в своей отрасли отвечает за всё, — говорит эксперт. — Процесс подчинения служб и агентств министрам начался давно, некоторые агентства вообще упразднили, другие оказались в большой зависимости от министров, и сейчас это только усиливается. Одно из главных прав руководителя — формировать команду из фигур, которые его устраивают. Если такое право отсутствует, то он не может отвечать за свое учреждение, а значит, отвечать будет тот, кто формирует руководство, — это дополнительный шаг на пути к усилению полномочий министров и дальнейшего ослабления роли служб и агентств.

Отметим, что конфликты между министерствами и подведомственными им агентствами случались уже не раз. Так, в 2012 году произошло резонансное столкновение между Министерством регионального развития и Федеральным агентством по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству (Госстрой). Госстроем в июле 2012 года пришел руководить Владимир Коган. После того как в октябре Олега Говоруна, ушедшего в отставку, на посту министра регионального развития сменил Игорь Слюняев, сложились напряженные отношения между двумя органами. Коган попытался вывести Госстрой из подчинения Минрегиона, но сделать это не удалось. В декабре Коган ушел в отставку из-за несогласия с изменением функций своего ведомства, которое провел новый глава Минрегиона. Госстрой возглавил замминистра регионального развития Владимир Токарев. Но кадровые перестановки не смогли решить проблему, Слюняев продолжал критиковать агентство за постоянное неисполнение распоряжений правительства. В итоге, отчасти чтобы разрешить конфликт между Минрегионом и Госстроем, в 2013 году Госстрой был преобразован в Министерство строительства и ЖКХ, которому были переданы все полномочия по надзору за ЖКХ. Сам же Минрегин был упразднен в сентябре прошлого года.

В 2005 году произошел конфликт между главой Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаилом Швыдким и министром культуры и массовых коммуникаций Александром Соколовым. В эфире одного из телеканалов министр обвинил в коррупции «все этажи» Федерального агентства по культуре и кинематографии. В ответ бывший министр культуры Швыдкой заявил, что намерен через суд добиться извинений от Соколова.

Председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов считает, что новая процедура назначения сможет минимизировать коррупционные риски.

— Это правильное обоснованное решение: когда назначение происходит не на самом высоком уровне, то зачастую это делается непублично и велика вероятность попыток «назначиться» за деньги. Чем прозрачнее процедура и ответственнее лица, тем ниже коррупционная составляющая, — говорит он. — Совет при президенте по противодействию коррупции — это независимая от правительства структура и серьезный рычаг в борьбе с коррупцией. В итоге сложится многоуровневая система — и по вертикали, и по горизонтали. Поэтому договориться будет сложнее: слишком большой круг лиц, с которыми придется договариваться — в правительстве и администрации президента.

Кабанов отметил, что конфликты интересов нередки в системе исполнительной власти.

— У министерств и агентств существует много избыточных и дублирующих функций, а это основа коррупции. То и дело возникают истории, когда замминистра является руководителем службы и при этом курирует департамент в министерстве, который должен эту службу проверять, что является конфликтом интересов в чистом виде. Недавно такая ситуация была в Минэкономразвития с Росимуществом: Ольга Дергунова — замминистра — курировала проверку и контроль Росимущества и в то же время была руководителем агентства, — сказал он.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)