» » Валерий Винокуров – об Эдуарде Стрельцове

Валерий Винокуров – об Эдуарде Стрельцове

21-07-2015, 15:26
В середине 60-х болтали о чём-то с тёзкой и сверстником Ворониным, а он вдруг предложил установить, кто из нас старше. Оказалось, к его детской радости, что он старше на пять дней. А болтовню нашу услышал Стрельцов и заметил, что его день рождения как раз между нашими. Вот и выяснилось, что Валерка родился 18 июля, Эдик – 21-го (правда, на два года раньше), я – 23-го. И тогда Воронин предложил завести традицию, чтобы в эти дни мы обязательно созванивались и поздравляли друг друга. Но из этого ничего не вышло: мешал футбольный календарь и мои командировки. Правда, раз в два-три года, а то и реже, кто-то из нас вспоминал о договорённости, и тогда созванивались. Но в мае 84-го Воронина не стало, а он был у нас связующим звеном. И о его инициативе мы забыли. В июле же 90-го случилось непостижимое: Эдику 21-го стукнуло 53 года, а 22-го он скончался. С тех пор время накануне моего дня рождения окрашено горечью воспоминаний. Вот и сейчас 21-го Эдику могло бы стать 78 лет, а 22-го исполняется ровно четверть века, как он покинул наш грешный мир.

Но почему же только горечью? Вспоминается многое, и чаще всего – хорошее. Например, вскоре после возвращения Эдика из не столь, как почему-то говорится, отдалённых, а по сути богом проклятых мест, я был свидетелем его разговора с молодыми торпедовцами у кромки поля на тренировке. Они взахлёб описывали ему, как подаёт угловые Лобановский, чего Эдик до того никогда не видел. Он внимательно выслушал их, что-то уточнил, потом взял мяч и пошёл к угловому флажку. И первым же ударом закрутил мяч в угол ворот. Взял другой мяч и направил точнёхонько в дальний угол. «Так?» – спросил у онемевших от удивления ребят.

Это к вопросу о мастерстве. А теперь к вопросу о характере. Несколько лет назад меня пригласили на мероприятие, которое организовал известный в прошлом игрок, который когда-то по итогам года был признан лучшим футболистом страны. Я никак не ожидал, что он искренне убеждён в своём величии, ведь в том сезоне многие играли ничуть не хуже, а то и лучше, чем он. В моей «тройке лучших» он, к примеру, отсутствовал, но голосование решило, как решило. А большие мастера на подобные опросы реагировали иначе. Киевские друзья рассказывали в конце 66-го: когда Андрей Биба узнал, что его признали лучшим, он будто бы сказал: «Странно, ведь Стрельцов уже вернулся и играет». Спустя год признали лучшим Стрельцова, я позвонил сообщить ему об этом, а он в ответ: «Да кто же может быть лучшим, пока играет Яшин?».

Эпизоды, эпизоды… Вспоминается то одно, то другое, вне всякой логики. Но за четверть века выработалась у меня привычка в эти памятные дни перечитывать наши с ним опубликованные беседы или находить что-то в записных книжках с целью услышать его голос. Ведь так всегда бывает: читаешь сказанные собеседником слова и вроде бы слышишь, как он их произносит. Был бы рад, если бы читатель этих строк смог тоже «услышать» Эдика.

О любви к футболу: «Как-то меня спросили, за что я люблю футбол. Сам я себе такого вопроса никогда не задавал и потому сразу не нашёлся, что ответить. Да и вообще, наверное, так ставить вопрос неразумно. Вот что больше всего ценишь в футболе – можно спросить. Я ценю в футболе мысль, вижу в нём прежде всего игру, очень-очень интересную, В июле 90-го случилось непостижимое: Эдику 21-го стукнуло 53 года, а 22-го он скончался. С тех пор время накануне моего дня рождения окрашено горечью воспоминаний.главным образом потому, что в ней надо думать. К сожалению, есть такие футболисты – и самое обидное, молодые, – которые относятся к футболу чуть ли не как к нудной работе – пришёл, отбегал без лишних размышлений. А что игра дала ему и другим – об этом он не задумывается. Я люблю футбол за то, что он красивый, и за то, что он трудный, мужественный, может быть, даже опасный».

Как понимать красоту футбола: «Я понимаю так. Нас 11 человек. Мы разговариваем на языке паса. Пас нас связывает. Можно красиво обвести, эффектно ударить, картинно прыгнуть. Можно даже красиво бегать. Можно и нужно. Но самое главное – пас. И он должен быть мягким, точным, своевременным. Он должен быть умным, то есть неожиданным, застающим врасплох, хитрым, что ли. Футбол становится всё более сложным. И тренерам приходится голову ломать над тактическими сложностями, и игроку надо соображать чуть ли не в каждом эпизоде матча. Конечно, не любой футболист может стать организатором игры, но научиться понимать игру можно. Во-первых, к этому должен стремиться сам игрок. А во-вторых, надо найти средства, как этому научить».

Валерий Винокуров – об Эдуарде Стрельцове

О хорошем пасе: «Ты наверняка замечал, наблюдая за игрой, что часто угадываешь ходы: сейчас отдаст вправо, сейчас уберёт мяч, сейчас побежит, сейчас остановится. И вдруг – но как редко! – неожиданный ход. Вот это настоящее! В чём тут искусство? Предположим, у меня мяч. Вижу, что слева готовится открыться партнёр, а справа совсем свободный партнёр. И, конечно, все ждут, что я отдам ему мяч. И защитники этого ждут, и мне самому хочется так сыграть. Делаю вид, что так и поступлю. Маленькая пауза, а отдаю мяч всё-таки влево. Это только пример. Пока у меня мяч, я ещё множество деталей должен заметить: куда собирается двинуться защитник, под какую ногу партнёру лучше послать мяч, как мои партнёры расположены относительно ворот соперника, как смогут они продолжить комбинацию. В каждой игровой ситуации свои тонкости, и всю эту информацию ты должен обработать за секунду».

О партнёрах по сборной страны: «В Чили мы забили четыре гола. Именно четыре, хотя первый влетел от чилийского защитника. Мне удалось дать пас верхом мимо вратаря прямо к Банишевскому. Если бы защитник не дотянулся, Толя легко отправил бы мяч в сетку. Но самый для меня приятный гол из этих четырёх тот, что я забил с великолепного паса Бышовца. Хочешь верь, хочешь нет, я был очень рад, что именно он сумел дать мне такой пас. Потому что Толю все упрекают – и, по-моему, справедливо – за индивидуализм, за то, что никогда мяч вовремя не отдаст. Он редко отдаёт. Многие говорят, что не умеет. Но вот доказал он, что умеет, во всяком случае что может научиться. Я глубоко убеждён, что успех в конечном счёте обеспечивают думающие игроки, те, что дают темп и направление матчу, понимают задачи – и свои, частные, и общие, командные, умеют решать их сознательно. Это, на мой взгляд, самое главное, и потому готов сто раз твердить о значении мысли в современном футболе. Из тех, кто выделяется в этом плане, могу назвать Володю Козлова. Всё время чувствуется, что он думает на поле, что его решения осознанны, неожиданны. Привлекает его находчивость, я бы сказал, игровой ум. Чем больше у нас будет таких игроков, тем легче развиваться футболу. И я радуюсь, когда вижу, что игрок хочет учиться. И учится мыслить на поле».

О защитниках соперника: «Против защитников, применяющих зонную оборону, играть, по-моему, труднее. Предвижу возражение: а ведь тебе самому трудно бороться с Аничкиным Стрельцов: Я ценю в футболе мысль, вижу в нем прежде всего игру, очень-очень интересную, главным образом потому, что в ней надо думать.и Хурцилавой. Да, трудно. Но разве они чистые «персональщики»? Если бы они следовали за мной по пятам, мне, может быть, было бы легче, удалось бы увести их из центральной зоны куда-нибудь на фланг, там освободиться, вырваться в центр. Не тут-то было. Да, они персонально опекают меня, но главным образом в опасной для их ворот зоне. Их мастерство позволяет им не дать себя обыграть, они не оставляют возможности найти острое продолжение. И потому мне часто приходилось просто отдавать мяч партнерам. А вот Капличный и Плахетко не отходили от меня ни на шаг. И что ж, было только легче. Причём они этим создавали трудности своему «чистильщику» Шестерневу. Уйдя от опекуна, я каждый раз встречался с ним в невыгодной для него ситуации: у меня мяч, я на ходу, есть пространство. Убежден, если бы против меня играл Шестернёв, а он умеет это делать не так, как «персональщик», а как Аничкин и Хурцилава, называю их потому, что просто нет термина, мне было бы труднее, зато «чистильщику» позади Шестернева было бы легче».

Я готов «слушать» Эдика бесконечно, как и рассказывать разные эпизоды и случаи, с ним связанные. Однако для того и существуют книги, объём которых не так ограничен, как размер статей. Если вам, дорогие читатели, удалось хоть что-то услышать в приведённых его высказываниях, то давайте вместе помолчим, подумав об этом великом мастере и хорошем человеке. Часто вспоминаем которого не только в эти скорбные июльские дни.

Валерий Винокуров – об Эдуарде Стрельцове


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)