» » Станислав Черчесов – о Козлове, Юсупове, Кокорине

Станислав Черчесов – о Козлове, Юсупове, Кокорине

26-06-2015, 21:39
Главный тренер «Динамо» Станислав Черчесов побывал в гостях у «Чемпионата» второй раз. Прошлый визит состоялся ещё в прошлом году. Тогда его команда ждала соперника по плей-офф Лиги Европы и строила амбициозные планы. За полгода с лишним изменилось многое. Клуб переживает смену собственника и курса. Финансовый фэйр-плей, уже обернувшийся для бело-голубых исключением из еврокубков на ближайший сезон, накладывает серьёзные ограничения на трансферную и зарплатную политику. Но Черчесов уверен: условия надо не обсуждать, а учитывать и работать в их рамках. Команда может быть конкурентоспособна даже с учётом ограничений, налагаемых ФФП. Так что беседа получилась совсем не пессимистичной и весьма содержательной.

«Главное, чтобы 29 июня мы чётко понимали, в каком направлении работать дальше»

— Вчера «Динамо» провело первый контрольный матч межсезонья – против «Анжи». На сколько процентов стартовый состав «Динамо» сейчас совпадает с тем, который вы в идеале хотели бы видеть в новом чемпионате?

— Наверное, правильнее будет начать сравнение не с того, что будет, а с того, что было. Из тех людей, которые заканчивали сезон, на поле вышли только Габулов, Дуглас, Самба, Зобнин и Бюттнер. Ну а вообще постоянных величин в футболе, как и в жизни, не бывает. Мы внимательно следим, кто сбавляет, а кто, наоборот, прибавляет.

— Не секрет, что у «Динамо» всё завязано на 29 июня – дате проведения совета директоров клуба. Лично у вас есть какой-то примерный сценарий, ожидания того, в какую сторону всё может повернуться? Или полная неопределённость?

— Полной неопределённости точно быть не может. 16 июня, когда УЕФА уже более-менее подготовил решение, я прилетел, хотя должен был сделать это 19-го. И на следующий день у нас состоялась встреча в ВТБ с участием руководства банка, президента «Динамо», на которой плюс-минус стало понятно: или будет так, или по-другому. В общем, третьего не дано.

— Давайте о новичках. Насколько сильно эта дата может отразиться на трансферной кампании клуба? Что если вам вообще сообщат, что ресурсов для подписания новичков нет?

— Вы знаете, слово «если» я не люблю. Всегда должна существовать конкретная задача, которую необходимо выполнять. Вот и всё. А опыта хватит: довелось тренировать команды с разными бюджетами, и они всегда при этом были конкурентоспособными. Так что не думаю, что нужно бить тревогу. Да и в прошлое заглядывать не хочется. Нужно оценить сегодняшнее и смотреть в будущее.

— Дьяков уже тренируется с командой и даже отличился в первом матче. А есть ли такие кандидаты, приобретение которых зависит от решения, которое будет принято 29 июня? То есть те, по которым буквально осталось подпись на контракте поставить?

— Список футболистов, с которыми надо бы переговорить и понять их настроение и желание, естественно, у меня есть. Но не стану скрывать – примерно половина игроков из этого списка уже подписали контракты с другими клубами. Теперь самое главное, чтобы 29-го мы чётко понимали, в каком направлении работать дальше. То есть чтобы неопределённости больше не было – либо так, либо так. До начала чемпионата осталось не так много времени, а футболисты топ-уровня за углами стоять и ждать не будут.

Станислав Черчесов – о Козлове, Юсупове, Кокорине
— Кстати, какова ситуация с Янном М`Вила? Говорят, он не прилетел из-за проблем с визой.

— Это правда, хотя мы с ним остаёмся на постоянном контакте. Личный контракт у него давно готов, клубный контракт – тоже, правда я не знаю, подписан он или нет. Так что и этот момент в идеале нужно бы решить как можно быстрее, чтобы убрать все вопросительные знаки. Это зимой я на данную тему высказывался аккуратно. Но сейчас настало время решать вопрос. Если мы хотим иметь конкурентоспособную команду, нужно как минимум выполнять то, что зависит от нас самих. Нюансы упускать ни в коем случае нельзя. А у нас пятый день нет М`Вила из-за истории с визой – кто в этом виноват? Мы. То есть по клубной вине человек всё это время не тренируется. А контракт, если есть такая возможность, нужно подписывать вчера, а не завтра. Потому что когда есть футболист такого уровня и на таких условиях, тут и думать нечего.

— У него ведь аренда?

— Да, аренда на один сезон с правом выкупа.

— М`Вила – парень с непростым характером, попадавший в неприятные истории и во Франции, и в Италии в «Интере». У вас с ним проблем не было?

— Мне не очень нравится, когда начинают сравнивать, что было там, а что – тут. Москва – это другой город, «Динамо» — другой клуб, тренерский подход разный. За всё то время, что он тренировался в команде, проблем с ним не возникло. Понятно, что, грубо говоря, направлять нужно любого. У нас ведь как в том выражении про устав и монастырь: бороду, если она есть, мы не трогаем, но разговоры о том, как здесь нужно себя вести и какие требования соблюдать, велись. Если же у кого-то из игроков какие-то вопросы возникают – нет проблем, их всегда можно решить с помощью диалога.

— Но мимо сборной Франции он пролетел именно из-за проблем, о которых мы начали говорить…

— Слово «проблема», откровенно говоря, чересчур сильное. К тому же люди взрослеют, делают выводы. Повторюсь, если возникают какие-то вопросы, мы их решаем и договариваемся: это можно, а вот это нельзя.

— А в игровом плане вопросы к нему есть? Всё-таки человек столько времени без практики…

— Когда ты тренируешься больше всех, но в силу понятных причин не играешь, а только смотришь на других, какой-никакой, а внутренний конфликт возникнет у любого. Мы к этому относимся с пониманием.

— Перед прошлым сезоном в «Динамо» сформировался абсолютно чёткий и понятный набор центральных и опорных полузащитников, чьи функции, разделение ролей были предельно понятны: Денисов, Ванкёр, Нобоа и Юсупов. Сейчас же на этой позиции есть М`Вила, Зобнин и Ванкёр – более одноплановые футболисты…

— А против «Анжи» сыграла другая тройка: Зобнин, Кузьмин, Лёвин, которая тоже выглядела очень достойно. По крайней мере, мне все они понравилось, мобильные ребята. Но вообще о подобных вещах рассуждать слишком рано. Впереди много контрольных игр, во время которых мы будем смотреть и оценивать футболистов. Да и 29 июня не за горами: возможно, нам над этой позицией ещё нужно будет поработать, так как сезон – марафон очень долгий, а в прошлом году, как вы смогли убедиться, нам футболистов не хватило.

Станислав Черчесов – о Козлове, Юсупове, Кокорине

«В идеале нам нужны два нападающих»

— Перейдём к нападению. Уход Кураньи – повод искать нападающего такого же плана, как Кевин?

— Он мне, кстати, три дня назад звонил: рассказывал про варианты продолжения карьеры и передавал привет команде и всему российскому футболу. Что касается вашего вопроса, то игрока один в один, как Кевин, вряд ли найдёшь. Уж не говоря о том, что в идеале нам нужны два нападающих. Потому что бывали случаи, когда оба форварда на поле, а усилить игру некем. Или когда один из них играет, а второго нет в заявке. Так было, например, в матче с «Зенитом»: Кокорин вышел, а Кураньи не оказалось даже в запасе. Не хочу никого обижать и очень боюсь это сделать, но всё-таки в таком клубе, как «Динамо», некоторые позиции — имею в виду вратаря, центрального защитника, опорника и нападающего — должны быть заняты очень основательно. Поэтому я ещё зимой говорил: независимо от того, останется Кураньи или нет, ещё один форвард нам нужен.

— А так называемый фактор третьего нападающего вас не пугает? Прудников, Давыдов, Дядюн, Смолов – все были номинальными третьими номерами, и каждого хватало плюс-минус на полгода, после чего каждый уходил из команды. То есть такая роль, можно сказать, заведомо расстрельная.

— Во-первых, здесь нужно сразу упомянуть о бюджете, который и так не резиновый, а уж в нашей ситуации тем более. Так что если мы берём недорогого и опытного – это одно. Хотя в моём понимании роль такого игрока должен играть именно молодой, но уже сформировавшийся футболист. Или хотя бы с большой перспективой. Ну и, во-вторых, «распоряжаться» таким нападающим тоже необходимо правильно – это уже возвращаясь к вашему вопросу. Диалог здесь необходим. Когда человек приходит в новую команду, он должен представлять, на какую позицию мы его берём, чтобы у него в процессе не возникло дискомфорта из-за того, что приглашали его для одного амплуа, в тренировках или играх используют совсем иначе. Впрочем, если при этом он из гадкого утёнка превратится в лебедя – почему бы, собственно, и не перестроиться? В конце концов, запрещать хорошо играть в футбол ему никто точно не будет.

— Если у вас есть настолько чёткие критерии, может, и определённые кандидаты на примете есть?

— Кандидаты-то есть, но мы сейчас снова вернёмся к вопросам о том, что нам в ближайшее время будет можно, а что – нет. Соответствующей бумаги из УЕФА, в которой это чётко прописано, у меня на руках до сих пор нет.

— Можно-то всё, но и УЕФА вполне может выписать ещё одну дисквалификацию.

— Значит, не будем делать всё. Или будем делать всё, но правильно.

— Итальянцы, кстати, писали про аренду Думбия. Это из серии очевидное-невероятное?

— Аренда куда? В «Динамо»? Прошу вас, берегите мою психику. Я этого, во-первых, даже не читал и никогда не слышал, а вы меня спрашиваете. Хотя порой откроешь Интернет и читаешь, как нам кого-то предлагают, а некоторые игроки даже нашему клубу отказывают. А я смотрю и не понимаю – а кто это такой-то? Что за игрок?

— Но вам как тренеру такой футболист, как Думбия, интересен?

— Если я вам отвечу «да», что-то изменится? А если отвечу «нет»?

«Ощущение, будто ты рисовал картину, а у тебя отобрали кисточку и спрятали краски»

— Когда вы впервые узнали о том, что велика вероятность оказаться вне еврокубков из-за решения УЕФА?

— Когда огласили решение.

— А футболисты? На их настрой ведь подобные новости могли серьёзно повлиять, вам не кажется? У многих руки могут опуститься, когда знаешь, что еврокубков всё равно не будет.

— А вот здесь я соглашусь на сто процентов. Кто-то может этот момент недооценивать, но морального духа команде все эти вещи точно не добавляют. Но сейчас дело не в этом. Программу-минимум мы выполнили, что уже хорошо. Хотя, чего греха таить, этот результат – всё равно не то, на что мы изначально нацеливались.

— После контрольной игры с «Анжи» вы сказали: «Раз не сыграем в новом сезоне в Лиге Европы, значит, через год выступим в Лиге чемпионов». Но всё ведь снова упирается в совет директоров, от которого зависит многое: и трансферная кампания, и дальнейшее развитие команды в целом. В связи с этим Лига чемпионов – действительно ориентир или это стандартная цель для «Динамо», к которой нужно стремиться всегда?

— Задачи всегда должны быть реалистичными, а не надуманными. Иначе это называется внутренний конфликт. Неправильно накидывать лишние блины на штангиста, который не готов их поднять. Мы же шаг за шагом будем строить команду в рамках возможностей, бюджета и целей, которые перед нами будут стоять. Строить воздушные замки и становиться заложниками ложных амбиций мы точно не собираемся.

— У вас уже есть понимание, почему «Динамо» так просело этой весной?

— Кто вам сказал, что просело? Или, может, мы могли просесть ещё сильнее, если бы работали неправильно?

— Но ещё осенью вы ходили в кандидатах в чемпионы, а весной…

— Зимой появились первые слухи о возможном наказании со стороны УЕФА, весной кто-то отказался продлевать контракт, кто-то просто ушёл – моральный дух команды после подобных вещей крепче не становится. Когда же поезд набрал ход – дрова нужно подкидывать, а не наоборот. И таких нюансов очень много, так и прорисовывается вся ситуация целиком. К тому же я сейчас просматривал весенние игры… Ну не было у нас возможности во втором круге лишний раз оставить в запасе Жиркова, Кураньи и Вальбуэна, как это случалось в матче с тем же ПСВ. Или когда мы играем 10 матчей за 30 дней без потери качества или физических кондиций, как было в августе прошло года… Та команда, которая у нас была в концовке сезона, выдержать такой темп бы не смогла. Но я всегда говорил: ситуация такова, какая она есть, мы отработали так, как отработали. Нужно дорожить тем, что у нас есть, делать выводы и двигаться вперёд.

— Вы применили удачный образ про штангиста с лишними блинами. Но вам не кажется, что в прошлом сезоне «Динамо» и оказалось этим самым штангистом: с чемпионскими амбициями и завышенными ожиданиями болельщиков, которые в итоге переросли в негатив со стороны фанатов?

— Когда я сам очень недоволен, наивно полагать, что у болельщиков будут иные эмоции. Это нормально. Тренер без критики – что это за тренер? Другое дело, что это самое недовольство, на мой взгляд, нужно выражать в другой форме. В конце концов, мы тоже «Динамо» и тоже хотим побеждать. Если же ситуация не самая простая, хочется иметь поддержку. Если хотим быть первыми, для этого нужны инвестиции. Имею в виду даже не деньги, а вообще всё, включая поддержку болельщиков. В пример можно привести ответный матч с «Наполи». Мы прошли долгий путь до этой стадии, подкреплённый трансферной кампанией прошлым летом, работой клуба. Собрался полный стадион, чего не было много лет у «Динамо». Всё это вместе позволило нам до последнего бороться за победу. Уверен, что без болельщиков этого бы не было. Вот почему так важно, чтобы они были с нами и в сложные моменты.

— Возвращаясь к задачам прошлого сезона — всё-таки для «Динамо» образца весны разве они не были завышены?

— Повторюсь, было много нюансов, из-за которых нам постоянно чего-то не хватало. Сюда можно включить и непростое начало года, когда был и «Андерлехт», и матчи с лидерами чемпионата. Да и перелёты сказались. Всё-таки когда одна команда тебя спокойно ждёт, а тебе в это время нужно слетать в Неаполь и сыграть там полматча вдесятером… Наверное, свежее мы от этого не стали. Если судить по всевозможным показателям, ни в одной игре мы не уступили, но этой самой свежести моментами очень не хватало. И до сих пор анализирую, какие были недоработки с моей стороны. Которые, кстати, бывают у каждого тренера. Главное – сделать правильные выводы.

— Вам не обидно, что фактически из-за ситуации с финансовым фэйр-плей вам, возможно, придётся начинать строить команду с нуля?

— Обида – это немного не то слово. Но то, что из-за многих факторов мы не смогли доработать сезон так, как мы его изначально планировали, действительно жаль. Ощущение, как будто ты рисовал картину, а у тебя в определённый момент отобрали кисточку и спрятали краски. Было бы реально интересно посмотреть, как для нас завершился год, если бы зимой мы воплотили все наши задумки. Может, стали бы более конкурентоспособными. Конечно, могло быть и так, что пришли новые футболисты, и механизм бы полетел… Но это опять же из категории «если».

Станислав Черчесов – о Козлове, Юсупове, Кокорине

«Порой кажется, что «Чёрного Петера» постоянно хотят сдать нам»

— Джуджака, контракт которого истекает через полгода, в последнее время сватают в «Герту», и сам он, вроде бы, не против попробовать свои силы.

— Мой принцип – в первую очередь дорожить тем, что у тебя есть. Статистически Джуджак провёл великолепный сезон. 13 голевых передач и 7 голов – это хорошая визитная карточки для нас на случай переговоров. В любом случае мы с ним обязательно встретимся и обо всём детально поговорим. В конце концов, не можем же мы делать выводы, не узнав его позицию. Вариантов в любом случае три: продлить контракт, доиграть год до конца и уйти бесплатно или же перейти сейчас и принести клубу какие-то деньги. Всё будет зависеть от самого Балажа. — По Джуджаку понятно. А что предопределило решение Смолова сменить клуб?

— Моя фамилия не Смолов, я не могу говорить за игрока. Перед арендой в «Урал» мы с ним дискутировали: уйти-то не проблема, но нужно было уйти так, чтобы он заиграл. В итоге он ушёл именно туда, где у него получится. И получилось. Насколько я знаю, на переговорах после «Урала» первое слово было у «Динамо». Но что там было на самом деле, я не в курсе.

— То есть вас поставили перед фактом?

— Я со Смоловым не общался, но моё мнение он всегда знал. Мы же не можем футболиста заставить… Но вы поймите и такой момент. В Германии есть игра «Чёрный Петер», когда тот, кто вытащит эту карту, проигрывает. Так вот у меня порой складывается такое ощущение, что «Чёрного Петера» постоянно хотят сдать нам. Надо объективно говорить: почему, что и зачем. Я рад за Смолова, рад за его карьеру в «Урале». Сейчас будет играть в «Краснодаре» — по той или иной причине. И пусть там дальше доказывает свою состоятельность – буду только рад! Не знаю, может, заграница на меня так повлияла, но если человек принял решение – что тут обсуждать?

— Но вас удивило, почему он так прибавил в плане результативности?

— Вообще, я такими категориями стараюсь не рассуждать. Приведу пример: если бы Смолов остался в «Динамо» и, конкурируя с Кураньи и Кокориным, не забивал бы две-три игры подряд, количество игрового времени у него бы уменьшилось. А в «Урале» он не забивал пять-шесть матчей, но всё равно проходил в состав и позже отличался. Всё это говорит о том, как важно оказаться в той команде, где ты сильнее своих конкурентов и тебе будут постоянно доверять. К тому же большие способности у парня есть. Есть и скорость. Вот он и реализовывал их в той или иной игре.

— Чем объяснить то, что результативность Кокорина в этом сезоне оказалась ниже? Что-то изменилось в его работе, отношении или это просто естественный виток кривой взлётов и падений?

— Не нужно всё время залезать футболисту в голову – он должен сам всё анализировать. Он сейчас отдыхает – как раз время подумать. Он приедет, и мы будем смотреть, разговаривать. Понимаю, что задача болельщиков и журналистов – оценивать, критиковать. У тренера же задача другая. Бывает всякое, и ван Бастен, бывало, не забивал по 10 матчей. Может, забей Кокорин пенальти «Андерлехту», всё бы иначе сложилось.

— Возвращаясь к теме уходов. От расставания с Артуром Юсуповым неприятного осадка не осталось? Насколько известно, он говорил, и вам в том числе, о желании остаться.

— Каждый человек сам принимает своё решение. У него был контракт, мы на него рассчитывали. Он и сам говорит в интервью: тренер в меня верил, давал играть. На переговорах я, по большому счёту, не присутствовал, что он хочет остаться – он действительно говорил, и мне в том числе. Но решение им принято, он футболист «Зенита», а остальное – лирика.

Приведу такой пример – Юпп Хайнкес в «Баварии» за полгода или год до истечения контракта уже знал, что уйдёт, и даже замена есть. Он выиграл три трофея, но даже если бы откуда-то взялось ещё три – он бы всё равно ушёл. И вся команда, клуб помогали ему выигрывать эти титулы, сплотились вокруг него, хотя знали, что у него уже нет будущего в «Баварии». Но решение принято – это одно, а результата надо добиваться – это другое. У нас бы было с точностью до наоборот – все бы мешали добиться результата. Как сейчас происходит с Капелло. Так что когда принимается решение – игроком, тренером или клубом – что тут плохого?

— В том, что Юсупов принял решение об уходе, плохого нет. Но для вас как для тренера это может быть плохо, если вы связывали с ним свои дальнейшие планы.

— Я ушёл из дома, когда мне было 14 лет. Наверное, мой отец не планировал, что не будет видеть своего сына. Но это жизнь. У меня нет никаких претензий к Смолову, Юсупову или кому-то ещё. Я со многими поработал, в каждого старался что-то вложить, чем-то помочь, с кем-то получалось, с кем-то, наверное, нет. Но всегда желаешь игроку удачи в будущем и расстаёшься без претензий. Их решение надо уважать.

Станислав Черчесов – о Козлове, Юсупове, Кокорине

«От моей двери до двери Козлова – 8 шагов»

— Расскажите про предстоящий сбор в Австрии. До начала чемпионата всего три недели, работа предстоит очень интенсивная, надо полагать?

— Сначала планировали сделать два сбора, но когда посмотрели, скольких человек у нас не будет, поняли, что нет особого смысла дёргать людей, от семьи отрывать. Принято оптимальное решение – один сбор, на нём три контрольные встречи. Хорошие соперники – «Аякс», «Славия» и «Монако». С последними играем на их стадионе, чтобы уже почувствовать, так сказать, атмосферу официальных матчей, на глазах у зрителей. Работы предстоит много, тем более подъедут «сборники», которым только предстоит влиться в тренировочный процесс. 14 дней отпуска – это, конечно, не так много, чтобы всё растерять, тем более игроки получили план индивидуальных занятий, но всё же время им потребуется. 29 июня опять же будет какое-то решение, возможно, к нам присоединится ещё несколько новых игроков, которым тоже потребуется некоторый период адаптации.

В этом плане исключительно благоприятная ситуация была зимой – требовалось точечное усиление, 1-2 футболиста, и можно сказать, что перестроение команды мы бы к лету завершили. Но ситуация такая, какая она есть. Нам надо и своих молодых игроков развивать, и про результат не забывать. Но у меня, как говорится, две ноги, я могу шпагат только в одну сторону сделать. Было бы четыре – сделал бы во все стороны.

— Поговорим о первом летнем приобретении «Динамо» — Антоне Соснине. Уже стало традицией для «Динамо» брать крайних защитников из «Кубани» — Козлова, Манолева, Соснина.

— Вам надо в наш аналитический отдел, я даже не замечал такую тенденцию. Если серьёзно, то Соснин – хороший игрок, универсал.

— В чём его конкурентные преимущества?

— Смотря кого вы считаете его конкурентами.

— Ну, он может сыграть и слева, и справа в обороне. Так что можно упомянуть и Бюттнера…

— Слева у нас есть Бюттнер и Жирков. Рассматриваем Соснина в большей степени как правого защитника, в опорной зоне он тоже может сыграть. Умение сыграть на разных позициях, хорошо обученный, всегда выдаёт определённый уровень, ниже которого не опускается, российский паспорт тоже немаловажен.

— Решение о его подписании приняли как раз после того, как о желании покинуть клуб заявил Козлов?

— В принципе да. Козлов по каким-то причинам чувствовал себя не очень комфортно. Я несколько раз переспросил – всё-таки не простую команду покидаешь, а московское «Динамо». Убедившись, сказал: хорошо, передаю решение вопроса руководству и к нему не возвращаюсь. И вот теперь Соснин в «Динамо», а у Козлова не сложилось с переходом по причинам, которые зависели только от него. Но трансферное окно ещё открыто. И требования финансового фэйр-плей никто не отменял. Кстати, я сегодня специально проверил, прочитав интервью Козлова, сколько шагов от его двери до моей на базе. Гарантирую – ровно восемь. Поэтому если он один раз смог ко мне подойти, то, наверное, если возникли какие-то новые вопросы, обстоятельства, то может это сделать и ещё раз, а не давать в газетах интервью. В конце концов, на трансфер он выставил себя сам, когда попросил его отпустить. Повторюсь, наши двери разделяет восемь шагов. И моя дверь – без шуток – никогда не заперта, не в переносном, а в самом прямом смысле. И мы постоянно общаемся с игроками на любые темы.

— На тему исключения «Динамо» из еврокубков кто-то и футболистов уже приходил поговорить? Какое вообще настроение в этом плане в команде?

— Ну, вы же видели контрольный матч с «Анжи» — нормальное рабочее настроение. Решение УЕФА – это те условия, которые мы не можем изменить, мы можем только подстроиться и делать своё дело дальше. Разговоров с игроками на эту тему не было. Понятно, что год назад были одни планы и возможности, сейчас – давайте дождёмся 29 июня – другие. Но работать можно и нужно в любых условиях, чтобы команда оставалась конкурентоспособна. Выбирать оптимальные решения, выполняя то, что господин Платини придумал. Даже зарплатную ведомость ведь можно по-разному сокращать. Не обязательно, например, расставаться с одним высокооплачиваемым футболистом. Может, лучше его сохранить, а отпустить трёх других, с меньшей зарплатой – то на то и выйдет.

И ещё о настрое. Спортивная злость – хорошее качество, и я стараюсь её в игроках подстёгивать. Рассчитываю на их реакцию на решение УЕФА. Как говорится, нас за дверь – а мы в окно. И в этом плане важна правильная реакция не только игроков, но и клуба, болельщиков.

— Насколько тяжёлым был бы психологический груз, если бы не удалось пробиться в еврокубки по итогам прошлого сезона, и футболистам пришлось бы играть с мыслью о Дамокловым мече – даже если они выйдут в еврокубки, то не сыграют там.

— Это был бы большой знак вопроса для игроков. Конечно, непросто играть, понимая, что даже если ты выйдешь в Европу, то не сыграешь там, и ждать придётся минимум два года. Но у каждого свои внутренние цели, на всех ситуация может по-разному повлиять. У кого-то будет хорошая спортивная злость, а кто-то может и не справиться с таким давлением. Никого не нужно обсуждать, все люди разные. Но в любом случае, конечно, радует, что мы всё-таки в зону еврокубков попали, и этот Дамоклов меч, как вы сказали, не будет занесён над нами. Он опустился уже сейчас.

Станислав Черчесов – о Козлове, Юсупове, Кокорине

«Действующий тренер клуба не должен думать о том, о чём думать не надо»

— Вы уже вскользь затронули тему Капелло и негативной атмосферы вокруг сборной. Вы общаетесь с ним, посещаете тренерские советы. Весь этот шлейф скандалов как-то повлияли на поведение Фабио, на его взгляды на наш футбол?

— Сколько ни общались – он ничуть не изменился, как и тема наших разговоров. На последнем тренерском совете обсуждали прошедший сезон, скорости, молодёжь. Понятно, что чем дольше он в нашем футболе, тем больше понимает менталитет, какие-то вещи подмечает.

— Как формируется негатив вокруг сборной? Это идёт только от результата или и от скандалов тоже?

— Результат на поле – это продолжение происходящего вокруг поля. У нас есть достойные футболисты, но нужна определённая поддержка. Если наняли тренера на работу – он ведь не с гаубицами сюда прорывался, — так и относитесь к нему соответственно.

— То есть дать доработать?

— Дать доработать или работать – не знаю. Но так, как сейчас, быть точно не должно. Раз уж доверили человеку пост – так доверяйте, помогайте. Если не доверяете, ладно, но ведь серьёзные люди такими способами не расстаются.

— Вас называют в числе возможных преемников Капелло.

— Действующий тренер клуба не должен думать о том, о чём думать не надо. Почему я должен думать о том, о чём меня не попросили подумать? Отвечу каламбуром: думая о том, о чём меня не просили подумать, я забываю думать о том, о чём мне действительно нужно думать. Моим футболистам нужен тренер, думающий только о «Динамо». Надо дорожить тем, что у тебя есть.

— Совмещение постов в клубе и сборной – это устаревшая практика или это возможно и сейчас?

— Как я могу сказать, если у меня нет такого опыта?

— Как игрок вы были свидетелем совмещения Олегом Романцевым тренерских постов в «Спартаке» и сборной.

— Вам надо позвать в гости Олега Ивановича и расспросить его – как это было, какие подводные камни. Я же могу только что-то предполагать, но неправильно выносить это на публику. Есть такое выражение – один был на войне, а второй про неё рассказывал. Вот я не хочу быть тем, кто рассказывает про войну. Если там не был – лучше промолчать.

— Тогда о вашем собственном опыте. Недавно исполнился год вашей работы с «Динамо». Оценивая этот период, можете ли назвать его самым сложным и насыщенным в своей тренерской карьере? И какой главный вывод для себя сделали из всего того, что было в «Динамо» за этот год с небольшим?

— Это самый насыщенный сезон – безусловно. Начиная с первых моих дней в «Динамо» — короткий период на финише чемпионата, 6 туров, 5 матчей на выезде и задача попасть в еврокубки, которую мы решили. Самый главный вывод, который можно сделать сейчас, — успехи приходят, когда ты их готовишь. Голы на последних секундах не приходят случайно, это показатель того, что отработали все звенья – на поле, за полем, на трибунах. И неудачи тоже не приходят просто так. И мы сейчас на своей шкуре это испытали. В принципе так было всегда, но этот сезон – отличная иллюстрация.

Беседовали: Антон Бритов, Леонид Волотко, Олег Лысенко, Алина Матинян, Михаил Тяпков.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)