» » Балет из подполья. Денис Матвиенко готовит для Украины две новые постановки

Балет из подполья. Денис Матвиенко готовит для Украины две новые постановки

24-06-2015, 21:29
Балет из подполья. Денис Матвиенко готовит для Украины две новые постановки

Корреспондент побывал на репетиции возрождённого балета Radio & Juliet и премьерного Stabat Mater.

Их всемирно известный хореограф Эдвард Клюг ставит в Киеве с ведущим украинским танцовщиком Денисом Матвиенко, пишет Анна Давыдова в №24 издания от 19 июня 2015 года.

Продюсер обеих постановок, сестра Дениса Алёна Матвиенко со смехом говорит Корреспонденту: «О да, мы из подполья - можно сказать, настоящий андеграунд!». Штаб «подпольщиков от балета» расположился в небольшой танцевальной студии, спрятанной в закоулках промзоны над Подолом.

Именно здесь Денис Матвиенко и труппа его нашумевшего прошлогоднего проекта The Great Gatsby работают над новым балетом Stabat Mater (Стояла мать скорбящая) на музыку фа-минорной кантаты итальянского композитора начала XVIIIвека Джованни Баттиста Перголези, а также – над возрождением балета Radio & Juliet на музыку группы Radiohead. Оба – в постановке знаменитого словенского хореографа румынского происхождения Эдварда Клюга.

«Мы делаем международные проекты в любительских технических условиях. Слава богу, что сотрудничаем с нашими друзьями, которые могут понять, войти в положение. Понимаете, хореографы такого калибра не работают в арендованных студиях», - говорит Алёна Матвиенко.

Просто о главном

Матвиенко и Клюг знакомы уже много лет.

«Не могу сказать, что мы стали родственниками, но мы больше чем друзья: в плане работы Эдди понимает мои идеи с полуслова. И, скажу честно, это, наверное, один из немногих людей, с которыми я работал и у нас никогда не возникало непонимания», - признаётся танцовщик.

Их первая совместная постановка – Radio & Juliet: когда в 2011-м балет Словенского национального театра в Мариборе привезли в Киев, солировали в спектакле Матвиенко и его жена Анастасия. В 2012-м балет Radio & Juliet вошёл в программу Национальной оперы, возглавляемой тогда Матвиенко, а год спустя покинул её вместе с изгнанным худруком.

«Соавторы? Да, пожалуй, нас с Эдди уже можно так назвать. Сейчас, даже если мы делаем работу, которая была им сделана когда-то давно, то всё равно она идёт немножко по-другому», - рассказывает артист о сотрудничестве с Клюгом.

Так, в возрождённом Radio & Juliet (к слову, кроме Матвиенко, здесь занят ещё один артист из постановки Нацоперы – Виктор Ищук) это соавторство проявилось в том, что теперь по предложению Матвиенко его персонаж танцует два дуэта, а не один, как в оригинальном спектакле.

В Stabat Mater и того больше.

«Практически все сольные моменты теперь танцую я. У Эдди изначально предполагалось, что это делают разные люди, а я заграбастал всё», - смеётся Матвиенко.

Но «заграбастал» не просто так: благодаря «жадности» артиста в спектакле появился более ярко выраженный сюжет.

Балет Stabat Mater, премьера которого состоялась в прошлом году в Словении и Германии, посвящён страданиям девы Марии у подножия креста на Голгофе. Но создатели киевской постановки предлагают взглянуть на тему шире.

Оба балета одноактные, и их в любом случае нужно с чем-то объединять. По словам продюсера проекта, изначально хотелось ещё раз показать Radio & Juliet – с использованием оригинальных декораций, которых украинская публика не видела. И добавить что-то новое.

Почему из всех постановок Клюга выбор пал именно на Stabat Mater – историю матери, оплакивающей убитого сына?

«Просто когда Эдвард прислал мне запись своей новой работы, я сразу поняла, что нужно показывать именно это и именно сейчас», - признаётся Алёна Матвиенко.

И дело не только в прямых параллелях с сегодняшними событиями в нашей стране.

«Это не балет про войну. Но когда страна переживает такие потрясения, как сегодня, то слетает какой-то налёт рутины, замшелости: люди сталкиваются с чем-то радикальным – кровь, убийство, переживания, героизм. Градус эмоций в обществе повышается, но в то же время появляется и усталость от этих эмоций, потому что человек не может всё время быть на пике. И Stabat Mater, и Radio & Juliet - очень глубокие спектакли. Да, большинство балетов и опер – они или о любви, или о трагедии. Только здесь берется шире - речь о человеческих взаимоотношениях на том самом пике, о котором говорилось выше. Музыкальная основа Stabat Mater– католический гимн. Но сам спектакль не отстранённый пересказ библейского сюжета, а постановка, в которой можно увидеть моменты, которые сейчас нам очень близки, с которыми мы сталкиваемся как никогда часто, - трагедия, любовь, убийство, предательство и при этом поддержка, товарищество. А ещё взаимоотношения матери и сына. И вообще - женского и мужского начала», - объясняет Матвиенко.

На каблуках на Голгофу

Впрочем, в репетиционном зале высокие материи не главное.

«Не в полноги! Давай, работай! В два раза сильнее!» - во всю гоняет артистов Денис Матвиенко.

Его беспощадность легко понять: до премьеры, которая состоится в Киеве 24 июня, осталось всего ничего, особенно если учитывать, что интенсивные репетиции идут всего-то с 20 мая. Правда, продюсер проекта не считает, что этого очень мало.

«Всё зависит от профессионализма артистов. У нас солисты профессионалы, а остальные ребята прошли школу Гэтсби, когда мы фактически за два месяца собрали двухактный балет, так что им уже ничего не страшно», - с улыбкой говорит Алёна Матвиенко.

Хотя кое-что артистов (точнее, артисток) всё-таки немножко напугало: в середине репетиции хрупкая продюсер притащила в зал целую кучу коробок с элегантными бархатными чёрными туфлями на высоких каблуках для Stabat Mater. Казалось бы, балеринам, работавшим в The Great Gatsby, танцевать в подобной обуви не привыкать, но всё равно они смотрят на обновки с опаской.

«Эх, я каблуки только на спектакли надеваю. Раньше чаще бывало», - говорит одна из танцовщиц, мужественно начиная примерку.

Но уже скоро изначальная настороженность артисток сменяется дружным вздохом облегчения – удобные, устойчивые, танцевать можно!

Когда начинается танец, на задний план отходит всё - и душноватая студия, и усталость, и пот, катящийся градом с изящных, но при этом совершенно стальных тел. Включается музыка, и артисты, ранее отрабатывавшие каждый свою партию, начинают двигаться как единый механизм, ткущий новую ткань реальности - своё балетное Зазеркалье, где XVIIIвек и XXIсуществуют параллельно, объединённые темами и сюжетами, над которыми время не властно.

В отличие от масштабного The Great Gatsby, новый проект постановка камерная, интимная.

«Тогда, летом 2014-го, мы поняли, что сейчас как никогда важно показать что-то madeinUkraine. Не наши таланты, пересаженные на чужую почву, а крупный международный проект, сделанный именно здесь, у нас, и потом уже экспортируемый куда-то ещё», - вспоминает продюсер о причинах, заставивших отказаться от сотрудничества по Гэтсби с петербургским Мариинским театром.

И сейчас со Stabat Mater Матвиенко фактически продолжают начатое год назад - пусть и без выхода на международный уровень, но с уже запланированными выступлениями во Львове, Одессе, Харькове и Днепропетровске. Неплохой размах для «подпольщиков».

***

Этот материал опубликован в №24 журнала Корреспондент от 19 июня 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)