» » Санкционная битва России и Запада: победители и проигравшие

Санкционная битва России и Запада: победители и проигравшие

28-04-2015, 15:32

Война санкций между Россией и Западом выходит на новый уровень. За год обоюдные запреты привели к миллиардным потерям с обеих сторон, а не к получению контрибуции от России. Пришло время понять, нужно ли продолжать «боевые действия» либо отменять или, по крайней мере, смягчать противостояние.

Санкционная битва России и Запада: победители и проигравшие

Ряд стран Евросоюза, в частности Греция, Кипр и Венгрия, требуют от Брюсселя заключить перемирие. Россия готова пойти навстречу и вернуть на наш рынок фрукты из этих государств. Против антироссийских санкций выступают Италия, Испания, Австрия и Словакия, внешний товарооборот которых без России трещит по швам. Фактически упирается лишь Берлин, главный противник Москвы в нынешнем торговом споре. Впрочем, за год немецкие компании потеряли на санкциях более 550 млн евро. Поэтому чем дальше, тем чаще уверенность Ангелы Меркель в том, что дружба с США важнее и нужнее, чем дружба с Россией, будет подвергаться сомнению. Если вторая чаша перевесит первую, то срок отмены санкций может существенно сократиться.

Секторальные санкции Запада против России скоро справят годовщину. Летом 2014 года российским госбанкам и компаниям отказали в дешевых кредитах, а у сырьевого сектора отняли добывающие технологии.

В ответ Россия отказалась от импорта европейской сельхозпродукции и ряда других товаров. Прошел год. Пришло время обеим сторонам либо отменить, либо продлить санкции. Вашингтон от своего не откажется. Доля торгового оборота США с Россией всего 1–2%. Американские компании вряд ли ощутили разницу от торговой войны с нашей страной.

Для большинства европейских стран санкции оказались более чем серьезным ударом. Бюджеты отдельных государств потеря российского рынка фактически подкосила и поставила на грань выживания.

Евросоюз уже раскололся: семь стран ЕС — Италия, Греция и Кипр, Венгрия, Словакия, Австрия, Испания — выступают против продления санкций в отношении России.

У Москвы есть шанс удачно сыграть на недовольстве этих государств общей политикой Брюсселя. В ближайшее время на прилавки российских магазинов могут вернуться персики, нектарины, мандарины, клубника и вишня из Кипра, Венгрии и Греции. Об этом, правда, пока неофициально, говорил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. Россельхознадзор уже приступил к проверкам ряда предприятий этих стран на случай ослабления санкций.

Помимо полной отмены эмбарго есть и другие способы ослабления торговой войны, например, создание новых совместных предприятий.

Другими словами, Россия набирает союзников. «Если одна страна ЕС не согласится с продлением санкций, то, исходя из процедуры голосования, решение принято не будет», — полагает зампред комитета по международным делам Госдумы Леонид Калашников.

Остается переманить на свою сторону фактического лидера ЕС — Германию. Она пострадала от обоюдных санкций меньше других. Но даже при этом потери немцев в 2014 году от российско-западного экономического столкновения превысили 550 млн евро. Для Берлина это не выстрел в висок. Внешний товарооборот Германии в 40 раз больше. Только чем дальше, тем потери станут все ощутимее. Это расшатывает сложившиеся отношения Берлина и Вашингтона.

Удар, удар, еще удар, еще удар, и вот!

Россия почувствовала экономическую опалу только после секторальных санкций. Отсутствие дешевых западных заимствований привело к следующему: в прошлом году отток капитала из нашей страны составил около $130 млрд.

Еще столько же российским государственным и частным компаниям пришлось потратить на внутренние кредиты, ставки по которым гораздо выше, чем на внешнем рынке. Еще $110–130 млрд придется потратить на аналогичные цели в этом году. Так что общий отрицательный результат — примерно $500 млрд за два года.

Запрет на поставки добывающих технологий проявятся в будущем. В основном эмбарго наложено на поставку оборудования, которое используется при добыче трудноизвлекаемых углеводородных ресурсов, а также нефти и газа на морском шельфе — в Северном Ледовитом океане или в акватории Баренцева и Охотского морей. Найти аналогичные технологии мы в ближайшее время вряд ли сможем. Китай, активно разрабатывающий добывающие технологии, пока не способен сравниться с немцами, норвежцами и американцами.

С «Южным потоком» сложнее. Теряют и находят обе стороны. Для России эта труба стала бы выходом из транзитного кризиса с Украиной. Поставки через эту страну за последние несколько лет сократились практически вдвое — с 135 млрд до 63 млрд кубометров. Остальные объемы поставляются по газопроводам, идущим через Белоруссию, Турцию и «Северному потоку» (по дну Балтийского моря до Германии).

«Южный поток» мог бы вывести Украину из игры — к 2018 году по нему Россия смогла бы экспортировать до 61 млрд кубов. Только тогда бы Европа повысила свою зависимость от российского газа с 33% до 45–47%. То есть европейский энергобаланс стал бы зависеть от России почти наполовину.

Это не по нраву Брюсселю. Против «Южного потока» они придумали «Южный коридор». Это проект по поставкам в Европу прикаспийского газа и газа из стран Ближнего Востока, инициированный Еврокомиссией еще в 2008 году. Главные участники — Азербайджан, Грузия, Ирак, Казахстан, Туркмения, Турция и Египет. Также ЕС заявлял о возможном участии в проекте Ирана и Узбекистана. Ожидается, что газопровод сможет поставлять в год в Европу от 60 до 120 млрд кубометров каспийского и центральноазиатского газа. Стоимость оценивается в $45 млрд.

Только построят ли, вопрос не решенный. Азербайджанского газа явно не хватает. «Поставки из остальных стран, например из Туркмении, Ирака и Ирана, нестабильны. Этому проект находится под вопросом», — считает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Кроме того, несмотря на то что зависимость Старого Света от внешних поставок газа в ближайшие 20 лет вырастет с 50% до 71%, доля нашего «голубого топлива» в европейском энергобалансе не сократится и останется на уровне выше 30%. Такие прогнозы дает британская BP. Если же входящие в «Южный коридор» газопроводы останутся на бумаге, процент поставок из нашей страны вырастет еще больше, а Брюсселю, возможно, придется просить Москву реанимировать «Южный поток».

Обоюдный нокаут: Европа выживает с трудом

Россия является пятым по величине в мире импортером продуктов питания и закупает за рубежом до 35% необходимой сельхозпродукции. Основная часть продуктов до последнего времени поступала из США (говядина, свинина, мясо птицы) и Евросоюза (того же мяса, но в большей степени «молочки», а также фруктов-овощей).

Очевидно, что именно эти страны и наиболее сострадают от российских антисанкций. Правда, в разной мере. Так, по данным Всемирного торгового объединения, наибольшие потери понесла в прошлом году Франция — 1 млрд евро. И это не только сокращение закупок со стороны России дорогостоящих сыров, морепродуктов, фуа-гра или других деликатесов. Еще в 2008 году, впервые за много лет, Франция вошла в десятку основных торговых партнеров нашей страны. Ежегодный оборот российско-французской торговли превышает $22 млрд (российский экспорт — $12 млрд, импорт — $10 млрд).

Санкции друг против друга ударили и по поставкам французского оборудования — транспортных средств: авиационной техники, автомобилей и их комплектующих, сельскохозяйственных машин.

Потери сельхозпроизводителей Польши составят 926 млн евро. Польские аграрии уже давили тракторами яблоки — они требовали от Брюсселя 500 млрд евро компенсации за потерю российского рынка. Была запущена акция «Ешь яблоки назло Путину». Только она провалилась. Самостийные плоды пришлись не по вкусу полякам, а российские потребители начали покупать близкие по ценам турецкие и египетские аналоги. Цена килограмма яблок за год, например, на столичных прилавках практически не изменилась и составляет 50–100 рублей в зависимости от сорта (есть, конечно, и дороже).

Впрочем, в Россию начали поступать польские яблоки через третьи страны — Сербию и Белоруссию. Ярлыки переклеивают, а поток идет. Скажете, вырастет цена на счет маржи транзитеров? Не совсем так. Та же Белоруссия, входящая в Таможенный союз, не платит экспортных пошлин. Даже при ввозе польской сельхозпродукции, родину которой определить зачастую невозможно.

Испания, в свою очередь, страдает и заявляет об этом во всеуслышание. Ее потери в прошлом году обозначились на отметке в 440 млн евро. Для Испании, чей ВВП в 2014 году превысил $1,3 трлн, не самая крупная потеря. Только вот внешний долг Испании составляет $2,3 трлн. Тем самым Мадрид уже на грани катастрофы. Не зря Каталония была готова выйти из состава Испании как самая высокоразвитая провинция и ограничить себя от выплаты долгов, но по понятным причинам не получилось.

Существуют примеры гораздо хуже. Литва, по данным того же ВТО, проиграла на российских антисанкциях более 900 млн евро. А ВВП Литвы всего $45 млрд, а внешний долг — $25 млрд. Каждый миллиард шатает Вильнюс из стороны с сторону. Азия, у которой существует серьезный инвестиционный запас, в Литву не верит. Экономические доходы Вильнюса формируются за счет транспортных составляющих — железнодорожных сообщений России с Западной Европой. Убрать миллиард долларов — подставить ножку. Литва не умрет, но 10% населения, занятого в сельском хозяйстве, столкнется (уже столкнулось) с тем, чтобы вспомнить, что такое запрет на экспорт из России.

По словам экономиста Римантаса Рудзкиса, Литва — не Кувейт или Саудовская Аравия. «Мы очень зависимы от того, как нам удается продавать свои товары и услуги на мировых рынках, а там ситуация сейчас неблагоприятная: Европа едва выживает», — отмечает Рудзкис.

Кто убьет Бемби?

Взаимные санкции уже разрушили сложившиеся торговые связи российских и европейских партнеров. Заработал «закон джунглей» — выживает сильнейший. По словам президента Национальной федерации производителей фруктов Франции Люка Барбье, «русские и дальше будут есть яблоки, помидоры и персики. Разница в том, что они не будут европейскими. Их будут поставлять Азия, Бразилия, Южная Африка. Когда Россия снимет эмбарго из Европы, завоевать вновь утраченные позиции будет проблематично».

Вот тут и появятся победители, которые номинально даже не участвовали в торговой войне. По словам члена международного комитета Совета Федерации Игоря Морозова, «у нас растет развитие отношений в рамках БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) и ШОС (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан). Расширяются связи с Азиатско-Тихоокеанским регионом».

Напомним, что до последнего времени Россия занимала третье место в списке импортеров норвежского лосося. Введенный запрет на ввоз в Россию приведет к падению мирового спроса на лосося на 7% и к падению цен на эту рыбу на 15%.

Но не на российском рынке. Заменить норвежского лосося будет нечем. По рыбе, которая ежегодно ввозится в Россию на $2,86 млрд, главными пострадавшими станут Исландия, Канада, США, Норвегия и Япония.

Что касается мяса, то его в 2013 году Россия экспортировала аж на $6,7 млрд. Кроме Бразилии и Аргентины его поставляли преимущественно страны, против которых введены санкции: Польша, Германия, Дания, США, Австралия и так далее.

Запрет распространяется также на Канаду, Японию и Украину (последняя, кстати, основной экспортер сельхозпродукции в нашу страну). По ряду подсчетов, замещать придется 10% поставляемых в Россию продтоваров, что принесет иностранным поставщикам относительно скромные совокупные убытки — около $4 млрд.

Молочную продукцию к нам ввозили главным образом «страны-санкционеры», в основном Нидерланды, Украина, Финляндия, Германия и Польша. Мясом, не считая птицы, Россия обеспечить себя пока не может: 30% говядины и свинины приходится везти из Дании, Германии, США и Канады.

Пострадает Литва, из которой текла самая широкая прибалтийская молочная река в Россию. Продолжая говорить языком образным, когда реку перекрыли, это привело к стихийному бедствию. Сами литовцы больше берут польское — дешевле и, многие думают, качественней. «Нас обвиняют, что мы работали с Россией. Но ведь с Россией работает весь ЕС. Это огромный рынок, самый близкий и самый прибыльный. Нашу продукцию в России знают, а в Европе никто не знает. ЕС необходимо понять, что наши страны — буферная зона. Европа должна создать иные условия торговли с Россией для наших стран», — говорит председатель Сельскохозяйственной палаты Литвы Андреюс Станчикус.

Бизнес любит тишину. Там, где политика, где горячие головы, бизнеса нет. «Теряется все, рабочие места. Естественное пожелание, чтобы политики побыстрее договорились между собой. Надеемся, что Россия снимет свои санкции и все будет как раньше», — говорит литовский бизнесмен Александр Омельченко.

Пошел кувшин по воду ходить, там ему и полным быть

Акции норвежских производителей лосося дешевеют рекордными темпами. Фондовый индекс норвежских лососевых ферм рухнул почти на 8% — сильнейшее падение за всю историю.

Потери итальянской экономики из-за антироссийских санкций может составить 3,7 млрд евро, говорится в аналитической записке, подготовленной университетом Луиджи Боккони. «Результат происходит из-за отсутствия гипотетического роста экспорта, который не происходит в результате ситуации неуверенности», — отмечают итальянские аналитики. Другими словами, эксперты прямо указывают на санкции как причину отсутствия роста ВВП своей страны.

Финляндия, известная россиянам по молоку, йогуртам и творожкам, уже сворачивает производство на российских заводах. Уже 800 сотрудников этих предприятий отправились во внеплановый отпуск. «Россия — приоритетный рынок сбыта, одна пятая сельского хозяйства Финляндии. И отсутствие этого рынка серьезно ударит по экономике, потому что найти таких хороших покупателей за границей будет крайне сложно. Патовая ситуация. Решения политические, и они управляют экономикой в данном случае. Обычным гражданам не остается ничего, кроме как приспособиться. На политический ход событий простой фермер повлиять ну никак не может», — говорит профессор Центра экономических исследований сельского хозяйства и продовольствия Финляндии Юрки Ниеми.

Но не думайте, что пострадали только финны, — рабочие были из России. Умножайте в 4–5 раз. Это супруги, дети, все родственники, не занятые на производстве.

«Совершенно ненужная ссора, — поддерживает финский аграрий Ари Оллинсало. — Я с надеждой слежу за ситуацией и хочу, чтобы как можно быстрей разрешились все политические разногласия. И от всей души желаю, чтобы русские люди пили финское молоко, а я с большим удовольствием буду пить русскую водку».

В текущей политической ситуации, когда Россия вынуждена использовать ответные санкции по ввозу продовольственных товаров для стран-участниц Евросоюза, экспорт из стран СНГ особенно важен для России.

Одну из главных ролей среди поставщиков играет Узбекистан. Особенно востребована в России узбекская плодоовощная продукция, объем экспорта которой в 2015 году планируется увеличить на 60% (до 400 тысяч тонн) по сравнению с 2014 годом (250 тысяч тонн). Среди нее можно выделить заметно увеличившийся экспорт фруктовых соков и масла различных нетрадиционных культур.

Как заявил «МК» узбекский предприниматель Довронбек Ибрагимов, отпускные цены за последние полгода выросли как минимум на 35% из-за поднявшегося и в Узбекистане курса доллара. В то же время до российского потребителя продукты чаще всего доходят с накруткой в 100%. «При сохранении Узбекистаном нынешней доли на российском рынке, равной 11%, в ближайшем будущем узбекские партнеры по экспорту на российском рынке могут иметь дополнительный спрос на плодоовощные продукты на сумму $1–1,5 млрд», — прогнозирует бизнесмен.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)