» » О причинах войны на Донбассе и украинских фашистах (которых нет)

О причинах войны на Донбассе и украинских фашистах (которых нет)

6-09-2017, 04:18
О причинах войны на Донбассе и украинских фашистах (которых нет)

Современная риторика заукраинцев сводится к тому, что на Донбассе российская агрессия, Крым Путин оттяпал, а на Украине нет никакого фашизма. Остальные клише: Донбассу не стоило вообще затевать никаких референдумов, формировать ополчение и т.п. Вот, якобы, работали бы на заводах Ахметова и спокойно получали бы свои старые добрые $300-600. Зачем было затевать эту войну? Сами во всём виноваты.

Собственно, хотелось бы все эти моменты объяснить и растолковать, а возможно, даже напомнить ребятам, ратующим за постреволюционную Украину, в чём же заключается наш выбор, якобы породивший современные реалии.

Мы прекрасно помним, как всё начиналось с майдана. И не с того Майдана, что был в 2014 году, а с того, который вверг нас в Оранжопию. Всё, что происходило за 10 лет до переворота, воспринималось нами как бред. Мы хотели просто спокойно работать, а все наши познания в политике были на уровне коллективного бессознательного.

Мы понимали лишь одно — перетягивание политического каната имеет смысл только для участников соревнований государственного толка. Любая смена государственного механизма — это смена отлаженной системы взяток, откатов и прочего кумовства. Смена внутреннего механизма не способна привнести никаких положительных изменений. Перемены лишь отбрасывают назад. Необходимо просто модернизировать то, что мы имеем, иначе перемены будут накатывать снова и снова, сводя на нет то, чего мы уже добились.

Мы не питали иллюзий насчёт политики Януковича, мы прекрасно знали, из какого теста он слеплен. Мы знали: эта банда паразитировала на том, что есть у народа, а чем больше будет у народа, тем богаче будет его паразит.

После развала СССР страна вошла в десятилетнее оцепенение, но режим взяток, откатов и кумовства, награбив достаточно капитала, начал постепенно давать свои плоды. Всё, что было уничтожено в 90-е, постепенно начало оживать. В смутные 90-е государственные активы намеренно давились, чтобы эти самые банды могли их за бесценок купить и прибрать к рукам. Предприятия, которые, казалось бы, сгинули, стали давать рабочие места и продукцию, страна выходила на рынок экспорта, появилась возможность создавать новые предприятия.

Нам было невдомёк, зачем отстранять от корыта уже обогатившихся бандитов, чтобы дать пограбить неудачникам. Тем, у кого не хватило мозгов и смелости обогатиться при возможности. Зачем отдавать власть тем, кто под пустыми лозунгами добра и процветания был заведомо глупее существующей верхушки? Такие политические глупцы не имели достаточно ума и хватки, были ни на что не способны и не были хозяйственниками. Политическая импотенция нуждалась в постоянной подпитке, то есть в покровительстве. И такое покровительство, разумеется, было в лице коллективного Запада.

И как бы там ни было, но мы сумели стерпеть эту перемену ценой ментального разделения страны и, мягко говоря, неуважения со стороны соседствующей России. Те, кто не знал про УПА и Бандеру, узнали. Те, кто не знал про дивизию СС «Галичина», тоже. Новый скандальный президент проявлял эмоции вместо разума и стал переименовывать улицы, возносить значимость Голодомора, оскорблять Россию и продвигать «правильную» патриотическую идеологию. Но ничего не делал для экономики.

В это время Украина переживала экономический упадок — закрытие множества предприятий на более мягкий манер, в отличие от 90-х, и смену нездорового политического вектора.

К примеру, ближе всего мне приходится Макеевский металлургический комбинат (нынче завод), который начал заметно оживать в начале нулевых. Началось строительство нового стана, мартеновские печи готовились заменить на конвертерные и т.д. Но по приходу Ющенко все рухнуло. ММЗ остановился, людей попросили уйти по собственному желанию и порезали доменные печи, мартен, прокат № 1. Всё уничтожили. Осталось только два новых проката: стан 150 и 390, которые еле работали на привозной заготовке и делали только арматуру и проволоку-катанку. Больно было наблюдать за гибелью макеевского гиганта. ММЗ был самодостаточным городом в городе, в котором была даже своя немалая железная дорога, сопоставимая с ЖД узлом небольшого города. Были свои тепловозные парки, станции, диспетчерские и т.д.

Это один из множества примеров работы новой оранжевой власти.

Наибольшим потрясением для страны стали газовые страсти с Юлей. На конец 2004 года у Украины был практически бесплатный, по европейским меркам, газ (50 $ за 1 М³). Контракт был подписан ещё Кучмой и Ельциным, включал в себя условия содержания черноморского флота. Плюс ко всему, Украина хорошо зарабатывала на транзите русского газа, что делало газ не просто бесплатным, а позволяло зарабатывать неплохую сумму в госбюджет.

Потом пришёл оранжевый быдлосрач, и прыщавый Пан Ющенко решил расторгнуть этот контракт. Якобы «теперь мы не будем вмешивать политику в наши взаимоотношения». Слабый, конечно, аргумент. Получается, пчёлы против мёда. Вместо старого договора в начале 2005 был подписан другой, повышающий стоимость газа вдвое. Точнее — до $94 за 1 М³. После стоимость газа постоянно росла.

Однако оранжевая влада себя полностью дискредитировала, и на следующих выборах победили более вменяемые бандиты. Но часть своей задачи оранжисты всё же выполнили. В стране начали процветать взращённые новой идеологией ультранационалисты, а правые политики начали поднимать головы. Спустя ещё 10 лет молодёжь, которой сейчас 20-30 лет, уже не могла вспомнить тех событий. На момент Оранжевой революции им было по 7-15 лет, и им были почти безразличны те события. К тому же, идеологическое воспитание задурманило им головы, и других мотивов они не знали. Некоторые из них жгли на Майдане покрышки и Беркут, а сейчас воюют в АТО и обслуживают интересы хунты на улицах. Однако об этом позже.

Проглотив первую перемену Незалежной, народ Донбасса оказался на пороге следующей, которая сулила более плачевные последствия, чем оранжевая. Ведь к власти пришли последователи оранжистов. И дело даже не в тотальной украинизации и борьбе с русским языком, а в том, что вечные выборы и жёсткие перемены приобретали постоянный цикличный характер. Нам нужна была стабильность. Просто мы были не согласны жить в стране вечных выборов.

Нельзя повторить одну ошибку дважды. Во второй раз это уже не ошибка, а выбор. Мы не могли сделать такой выбор. Мы просто плюнули и сделали свой собственный. Трудный выбор. Мы предлагали наиболее мирный план сосуществования. Бескровный и наиболее эффективный. Мы просто хотели обезопасить себя от дальнейших припадков со стороны Украины, требуя федерализацию. Собственно, и теперь федерализация выглядит наиболее лёгким выходом из затянувшегося конфликта.

Что мы увидели после? На майдане стали формировать отряды карателей для усмирения несогласных. Могли ли мы пустить их к себе, видя, что они сделали со столицей? Мы видели и слышали их угрозы, из-за чего обеспокоились ещё сильнее. Слова Тимошенко об атомной бомбе и выкрики мальчиков с нездоровым блеском в глазах довели нас до полной готовности сопротивляться и сменить лозунги. А лозунгов было много, и сопротивление было неоднородно. Были люди и за единую Украину, и за Украину в Евразийском союзе, и за воссоединение с Россией. Но основная часть была всё же за Украину.

Общее мнение стало меняться с первыми жертвами. К нам повалили правосеки с Майдана. Они были вооружены примитивным оружием, но их намерения были ясны. Появились первые жертвы столкновений, что меняло общий вектор сопротивления в пользу России. Стало ясно, что больше в одной стране мы жить не сможем. Ко дню референдума мы пришли после кровавых событий в Одессе и Мариуполе, что окончательно оттолкнуло сомневающихся от лозунгов за Украину.

Огонь сопротивления разгорался небыстро, но его старательно разжигали по обе стороны. Сначала в Донецкой области было около 200 вооружённых людей для обеспечения порядка. Через некоторое время армия Донбасса разрослись до 80 тысяч добровольцев. Чем больше на нас давили, тем сильнее мы сопротивлялись. Если бы в самом начале нас вообще не беспокоили, то не было бы никаких смертей, разрушений и лишней розни.

А ведь современные заукраинцы винят нас в том, что это мы сами во всём виноваты и получаем по заслугам. Хотя это обычная философия праворадикалов, которых на Украине якобы нет. Как нет и фашизма.

С этими ребятами я, кстати, знаком лично. Ещё до всего этого я был знаком с некоторыми из них в Донецке. Они курировали свою деятельность в таких «депрессивных» пунктах, как наш. Они печатали свои газеты, привозили различные брошюры и просто оказывали поддержку донецким радикалам.

В их газетах можно было найти карты Украины с изрядно увеличенной географией и жутковатую философию украинизации Донбасса. Однако, если побеседовать с подобными представителями лично, то их философия в газетах окажется куда менее жуткой, а планы более кровавыми. Они хотели этой войны. Пусть и не в таком виде, но хотели применять к нам силу. Их современное правительство, пользуясь готовыми шаблонами, специально разлило борьбу ещё шире. Им так выгодней. Если бы вопросом Донбасса занялись радикалы, то у нас была бы жёсткая фильтрация. Причём непонятно, что было бы хуже — война или подобные методы. Они воспринимают эту войну как вынужденную очищающую меру.

Нынче те самые заукраинцы, о которых я говорил в начале, отрицают наличие фашизма на Украине. Якобы, это всё кисилёвщина и пропаганда Кремля. Дескать, «Я, кажется, где-то слышал, но скорее как курьез или анекдот. Учитывая их (прим. фашистов) мизерный состав и крайнюю, мягко говоря, непопулярность среди широких масс населения...».

Но вы сейчас не найдёте уличного активиста, политолога или волонтёра, который разорился на украинизации или национализме. Они все неплохо обогащаются на идеологическом или силовом обслуживании режима. Сегодня на Украине радикальные группировки — крайне полезные кадры, способные насаждать интересы названной элиты за рамками правового поля. Чтобы не брать удар на себя перед лицом стран Запада, власть делает маневр. Поэтому неправовые способы принуждения режим делегировал радикалам, выставляя такую борьбу не как репрессии, а как противоборство разных точек зрения в украинском обществе.

Вся прорежимная свита — от творческой интеллигенции до уличных активистов — просто обслуживает стратегию власти. Им не нужно быть в большинстве. Достаточно лишь тех, кто будет допускаться к массмедиа и уличным разборкам. Те, кто раньше мог эффективно сопротивляться, либо запуганы, либо люстрированы, либо сидят или расстреляны. В общем, репрессированы карательными органами. Прорежимная свита ни о чём не беспокоится и не отвечает. Они находятся под покровительством и просто получают свою зарплату. Они всего лишь обслуживающий персонал наместников власти. Им для этого не нужно быть в большинстве, как не нужны полицейские, чей штат будет превышать количество населения.

В Украине полиция насчитывает 170 тыс. человек, а это на 30 тыс. больше необходимого. Полиция от народа отличается полномочиями, которые ей обеспечивает власть. То же самое можно сказать о нациках, которым некоторые полномочия и относительную вседозволенность предоставляют внутренние органы. Их, конечно, меньшинство, но меньшинство — это по рейтингу Правого сектора 1,6 % населения. А это около 800 тыс. человек. Если даже поделить их на два и оставить только самых активных радикалов, то число молодчиков составит 400 тыс. галицаев. Это целая армия. И даже если из этих 400 оставить 100 тыс. наиболее активных садистов и поделить их по крупным городам, то получится по 10 000 отморозков на такие города, как Одесса, Николаев, Херсон... Даже одной тысячи достаточно. Но на деле их больше, чем приведено выше. За последние 3 года подросло и окрепло гораздо больше. Они воспитаны в условиях мнимой российской агрессии и ненависти к народу Донбасса. С каждым днём их количество только растёт.

Исходя из всего вышесказанного, любители Украины могут сделать свои выводы и как всегда начнут спорить. Поверьте, я многое не написал ввиду ограниченности вашего внимания. Но вывод прост: мы не хотели наблюдать у себя НАТОвские базы, которые сейчас активно строятся, мы не хотели того количества смертности, что сейчас превышает 900 чел. в сутки, мы не хотели очередного уничтожения промышленности, которое на этот раз побило все рекорды (у нас и у вас), мы не хотели впускать к себе агрессивный контингент, в конце концов. Всего этого мы не хотели.

Возможно, нужно было вообще не упираться, скажете вы, но мы не могли больше жить под диктовку очередного припадка истеричек в Киеве. Мы просто отсекли от себя ненужное, а то, что с нами сейчас происходит, — это просто горячка после ампутации, которая рано или поздно пройдёт.


Алексей Гумилёв,



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)