» » Внешние шоки натянули вожжи Банка России в 2015 году

Внешние шоки натянули вожжи Банка России в 2015 году

25-12-2015, 11:09
Внешние шоки натянули вожжи Банка России в 2015 году

МОСКВА, 25 дек — РИА Новости. Уходящий год, хоть и не был таким шоковым, как предыдущий, но подбросил очередную порцию мощных ударов извне для экономики РФ и не позволил расслабиться Банку России. ЦБ, хоть немного и отпустил поводья монетарной политики, но не смог позволить себе ослабить хватку.

Внешние шоки натянули вожжи Банка России в 2015 году
© РИА Новости. Григорий Сысоев | Купить иллюстрациюГреф: потери российских банков говорят о системном банковском кризисе

2015 год столкнул Россию с новыми вызовами – обвалом мировых цен на нефть до многолетних минимумов, ужесточением политики ФРС США, очередным витком западных санкций и ухудшением отношений с Турцией.

Эти факторы подталкивают ЦБ держать в уме действия правительства, которые зачастую не стимулируют замедление инфляции, а наоборот — разгоняют рост цен. Ситуация в российской экономике меняется как в калейдоскопе – в таких условиях регулятор не имеет возможности влиять на ситуацию только одним рычагом, ему приходится задействовать дополнительные инструменты для поддержания финансовой стабильности в стране.

"ЦБ в принципе вынужден подстраивать свою политику во многом не только под денежно-кредитные условия, которые есть, но и те решения, которые принимает правительство. Причем последние полтора года решения правительства практически всегда усложняли задачу по снижению инфляции, нежели облегчали ее", — указывает главный экономист по России и СНГ в ING Bank Дмитрий Полевой.

Экономисты признают, что универсальных рецептов поведения регулятора под натиском такого внешнего давления не существует, но называют монетарную политику ЦБ последовательной.

"Политика ЦБ соответствовала ситуации. Если что не удалось, то, мне кажется, не удалось еще перейти на управление процентной ставкой, потому что использовались количественные ограничения. Наверное, для этого требуется время и более стабильная ситуация с валютой – с рублем", — считает председатель совета директоров МДМ Банка, экс-замминистра финансов и бывший зампред ЦБ Олег Вьюгин.

Под знаком снижения ставки

В разгар паники на валютном рынке в декабре прошлого года для стабилизации ситуации регулятору пришлось резко повысить ключевую ставку до 17%. Начало года ознаменовалось резким смягчением монетарной политики – в январе Банк России снизил ставку сразу на 2 процентных пункта. До августа ставка плавно снижалась, но с конца лета застыла на уровне 11%.

По мнению аналитиков, ЦБ вовремя приостановил снижение ключевой ставки, реагируя на повышение инфляции.

"Пауза в снижении ставок сейчас выглядит полностью оправданной, учитывая, что в свете последнего падения цен на нефть уже можно говорить о развитии негативного, а не базового сценария ЦБ. В такой ситуации Банк России, скорее, повременит со снижением ставки. Если помимо прочего останутся высокими инфляционные ожидания, то изменение параметров монетарной политики может быть "заморожено" на некоторое время и логичнее будет уже говорить о рисках временного повышения ставок", — полагает аналитик Райффайзенбанка Мария Помельникова.

Дополнительное снижение ставки впоследствии могло усилить негативное воздействие от других проинфляционных факторов, таких как введенные ограничительных мер против Турции, случившееся ослабление рубля, тогда как эффект на экономику от смягчающей политики пока остается слабым, отмечает она.

В свою очередь, Вьюгин доволен темпом смягчения денежно-кредитной политики ЦБ. "Процентная ставка двигалась в соответствии с тенденцией инфляции – даже немножко ЦБ опережал, но, с другой стороны, регулятор смотрит не на текущую ставку инфляции, а на ту, которую они ожидают в перспективе одного года. То, что остановились на 11%, это, наверное, правильно", — отмечает он.

Тем не менее, аналитики ING прогнозировали более выраженные темпы снижения ключевой ставки. "Мы изначально ожидали, что она будет однозначной к концу года, но никто не ждал, что нефть упадет так сильно и что у нас появятся турецкие санкции", — отмечает Полевой, добавив, что эти факторы могут также иметь заметный дополнительный эффект на динамику инфляции.

Еще летом 2014 года баррель марки Brent стоил 115 долларов за баррель. Однако к началу 2015 года цены на нефть стали снижаться - и в январе за ту же Brent давали уже 48,5 доллара за баррель. В декабре после очередного заседания ОПЕК цена барреля Brent падала до отметки в 36 долларов, а сейчас находится в районе 38.

Внешние шоки натянули вожжи Банка России в 2015 году
© AP Photo/ Hasan JamaliBloomberg: спекулянты могут обвалить цены на нефть до $15

Из-за этого ЦБ несколько раз в текущем году пришлось переписывать негативный и базовый сценарии развития экономики. Текущий рисковый вариант прогноза на 2016 год исходит из среднегодовой цены на нефть в 35 долларов за баррель, базовый вариант — около 50 долларов.

Одним из основных KPI деятельности Банка России является уровень инфляции в стране. Еще в конце прошлого года ЦБ прогнозировал, что цены в 2015 году вырастут на 8%, но действительность опять не совпала с ожиданиями. ЦБ в течение года еще несколько раз корректировал оценки по инфляции. Декабрьский прогноз традиционно оказался самый точным — 12,8-13%. По данным на 21 декабря инфляция набрала уже 12,7%, вплотную приблизившись к оценке ЦБ.

Нерыночное решение

Подводя итоги года, экономисты отмечают, что не все действия регулятора были понятными рынку в уходящем году. Так, например, объявленная в мае политика пополнения золотовалютных резервов выбивалась из общей логики, дезориентировав игроков рынка.

Действительно, глава ЦБ Эльвира Набиуллина летом заявила, что регулятор оценивает в качестве комфортного уровень международных резервов РФ в размере до 500 миллиардов долларов. При этом она отмечала, что ЦБ не ставит себе никаких конкретных сроков по доведению показателя до этого уровня. А первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин тогда говорил, что такой цели ЦБ рассчитывает добиться за три-пять лет.

"Сам объем покупок был незначителен с макроэкономической точки зрения, однако этого было достаточно для того, чтобы игроки рынка на короткий период времени усомнились в том, что основной целью ЦБ является контроль над инфляцией, а не пополнение резервов или поддержание нужного курса рубля. Поскольку "обратные" валютные интервенции были достаточно быстро свернуты, можно считать, что ошибки регулятора были оперативно исправлены", — считает аналитик "Финама" Тимур Нигматуллин.

С ним солидарен и Полевой из ING. "В принципе это решение было неожиданно для рынка, и в том числе для нас – мы полагали, что плавающий курс должен оставаться плавающим", — сетует аналитик.

Однако, добавляет Полевой, было понятно, что на тот момент рубль начал неоправданно с точки зрения правительства укрепляться. Также появилось понимание, что санкции — это надолго, и для финансовой стабильности дополнительные резервы в текущих условиях являются плюсом.

"Из всех решений, которые ЦБ принимал, наверное, это было самое нерыночное. Оно было как раз логичное, но нерыночное с точки зрения тех принципов, которые проповедовал и всячески пытался их придерживаться ЦБ. С точки зрения процентной политики было достаточно грамотно и адекватно складывающимся условиям", — считает экономист ING.

Однако Набиуллина не оставляет намерений довести объем международных резервов до заветных 500 миллиардов долларов. "Намерение постепенно, плавно повышать объем золотовалютных резервов до 500 миллиардов долларов у нас остается, и как мы ранее заявляли, мы будем это делать таким образом, чтобы минимизировать влияние и на курс, и на инфляцию соответствующим образом", — сказала она на заключительной пресс-конференции в уходящем году.

"В рисковом сценарии мы не предполагаем наращивание золотовалютных резервов", — подтвердила глава ЦБ.

Что год грядущий нам готовит

В начале 2015 года денежно-кредитная политика легла на плечи Дмитрия Тулина, перейдя из рук первого зампреда ЦБ Ксении Юдаевой. До прихода в ЦБ Юдаева в основном занималась академической работой, а Тулин имел многолетний практический опыт в банковской сфере. Ни один из аналитиков не акцентировал внимание на изменения тона монетарной тактики ЦБ в связи с приходом нового куратора. Оценить "эффект Тулина" помешала все та же геополитика.

Во второй половине года Банк России уточнил риторику — в октябрьском пресс-релизе дал четкий сигнал рынку о возможном снижении ставки на одном из ближайших советов директоров. До конца года этого не произошло, но Набиуллина прояснила, что смягчение политики можно ждать на трех последующих заседаниях, если инфляция не выйдет из-под контроля регулятора.

Аналитик Росбанка Евгений Кошелев полагает, что в следующем году политика ЦБ, скорее всего, будет консервативной. "Еще нет такого рецепта, что делать в ситуации, когда цены на нефть низкие, большие проблемы на стороне фискальной политики и при этом большие инфляционные риски", — оправдывает действия ЦБ экономист.

В Росбанке ожидают к концу 2016 года снижения ключевой ставки до 7,5%, если цена на нефть вырастет до 55-60 долларов за баррель. С этим согласна и Помельникова из Райффайзенбанка. "На мой взгляд, в 2016 году ЦБ возобновит снижение ставки, только если восстановится цена на нефть и снизятся инфляционные ожидания россиян", — считает она.

Не настолько оптимистичен Полевой из ING. "Внешние шоки довольно мощные, они продолжают на Россию действовать – и, соответственно, я думаю, что у ЦБ возможности для стимулирования кредита и снижения ставки очень ограничены", — заключил экономист.

Чьи прогнозы окажутся более реалистичными, сдержит ли ЦБ свои обещания, подорожает ли нефть и не обострятся ли геополитические риски, покажет нам наступающий год.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)