» » Миропорядок без мира и порядка

Миропорядок без мира и порядка

23-12-2015, 14:00
Миропорядок без мира и порядка

В канун Нового года Международный валютный фонд получил подарок от Конгресса США. Точнее, подарок получили состоящие в МВФ крупные и влиятельные развивающиеся страны — в первую очередь Китай, Индия и Россия. Американские законодатели, которые «тянули резину» целых пять лет, наконец дали добро участию США в перестройке МВФ, которая предусматривает не только увеличение его денежного наполнения, но и перераспределение влияния в пользу развивающихся государств.

До паритета «старых» и «новых» экономик еще далеко: у США по-прежнему 16,5% голосов в МВФ (больше 15% — блокирующий пакет), тогда как у КНР лишь 6,4%, но было-то вообще 4% — чуть меньше доли Италии, экономика которой в пять раз меньше китайской... Но процесс пошел. У России теперь 2,7% голосов, а все страны БРИКС — Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР — вплотную подошли к заветному 15%-ному порогу: их совокупная доля составляет 14,7%. Если они вдруг захотят наложить вето на какое-либо решение (до сих пор это могли сделать только США или Евросоюз), то для них не составит труда получить недостающий «довесок» в 0,3% от кого-либо из 188 стран-участниц МВФ.

МВФ — лишь одна из многих международных структур, которые безнадежно устарели и требуют реформ. Сегодняшний мир имеет мало общего с планетой Земля образца 1945 года — именно тогда, по итогам Второй мировой войны, были созданы и МВФ со Всемирным банком, и ООН со своими специализированными организациями (ЮНЕСКО, МОТ, ВОЗ и т.д.), и прочие межгосударственные институты. Чуть позже, после начала «холодной войны», к ним добавились НАТО и ОВД (Организация Варшавского Договора), другие военные блоки.

Кто-то почил в бозе, как ОВД. Кто-то переродился, как ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле), вместо которого теперь ВТО (Всемирная торговая организация). Но переименования и реорганизации сами по себе мало что дают. Бюрократическая инертность любой международной организации очень велика, поскольку речь идет о десятках стран (а значит — культур, образов мышления), которым чаще всего трудно договориться друг с другом.

В уходящем году это со всей наглядностью продемонстрировал Евросоюз — преемник Европейского экономического сообщества. Разросшись до 28 стран (в ЕЭС, согласно Римскому договору 1957 года, было шесть государств), это объединение мучительно пытается сочетать общую координацию экономики и политики с суверенитетом каждой из стран-участниц. Европейский «Тянитолкай» — это единая валюта 19 стран ЕС (и еще 9 отдельных валют) без единого минфина, хотя и с Европейским центробанком; 19 финансовых политик на одну валюту — это рецепт беды. ЕС искусственно удерживает в зоне евро страну-банкрота Грецию. Из ЕС реально может выйти Великобритания. ЕС раздирают противоречия по самым разным вопросам: самый больной из них — защита внешних границ, которые трещат под наплывом беженцев из стран «третьего мира» (в этом году их прибыло в ЕС более миллиона человек). Что дальше? Ликвидация Шенгенской зоны, потом — распад Евросоюза? Или его превращение в Соединенные Штаты Европы по образцу США?

28 стран сегодня и в НАТО. В 1949 году Организацию Североатлантического договора основали 12 государств, а ее цель первый генсек НАТО, британский лорд Исмэй, сформулировал так: «Не впускать русских, не выпускать американцев, не давать подняться немцам». С тех пор «холодная война» в ее классическом виде давно окончилась, военного присутствия США в Европе почти не осталось, а Германия стала ведущей страной единой Европы.

Ну а НАТО превратился в анахронизм, который по инерции пытается выживать, меняя ориентацию с трансатлантической на неведомо какую — Афганистан и Ливия находятся далековато от Северной Атлантики. Разговоры о единстве Европы от Атлантики до Урала теперь уже никто не вспоминает — впору говорить о новом межблоковом разделе и новой «холодной войне». У России появился свой «мини-Варшавский Договор» — ОДКБ в составе шести постсоветских государств. НАТО продолжает расширение на восток, но без России.

Невероятно отстала от жизни ООН, преемница довоенной Лиги Наций. Впрочем, она всегда этим отличалась. У Советского Союза было три места в Генассамблее ООН: СССР, УССР, БССР. Это вроде как было наградой за решающий вклад в победу над фашизмом, но где же принцип «одна страна — один голос»? Сегодня можно иронически сказать, что «сбылась мечта Сталина» о том, чтобы каждая из 15 республик СССР имела голос в ООН: республики-то имеют, да СССР приказал долго жить. И на смену ему не пришло ничего, что бы по-настоящему объединяло бывшие «братские народы». Остались только общая история, традиции и русский язык, который еще в ходу и на экс-советских просторах, и в ООН, где он является одним из шести рабочих языков.

А как насчет статуса наблюдателя, который имеет в ООН Организация освобождения Палестины, страной не являющаяся? С таким же успехом можно пригласить в качестве наблюдателя какую-нибудь организацию курдов: они, как и палестинцы, живут в разных странах и десятки лет борются за создание своего государства. Можно, но не нужно: ООН объединяет не тех, кто хочет стать государством, а тех, кто таковым является.

Полный анахронизм — Совет Безопасности ООН. Пять постоянных членов СБ с правом вето — США, РФ, КНР, Великобритания и Франция. А вот Индия (население — 1,3 млрд человек) и Япония с Германией (которые по объему экономики идут сразу за США и Китаем) в Совбезе постоянных мест с правом вето не имеют. Люди добрые! С 1945 года прошло 70 лет: тогда такой страны, как Индия, вообще не было — была английская колония, — а Германия с Японией лежали в руинах. Не пора ли что-то изменить?

Поэтому то здесь, то там возникают разговоры о новом мировом порядке, который политическая элита каждой страны понимает по-своему. В России эти разговоры чрезвычайно актуальны — сказываются фантомные боли имперского сознания. Очередное «лыко в строку» — показ перед Новым годом (канал «Россия 1», 20 декабря) документального фильма «Миропорядок», для которого телеведущий Соловьев взял интервью у Путина сразу после президентской пресс-конференции 17 декабря.

«Плотный-плотный, но честный-честный» фильм (так его скромно характеризует его создатель) — о том, что «не надо раскачивать», что ни одна страна не может диктовать остальным, что в XXI веке новые реалии и т.п. Кстати, в этой самой «одной стране» озабоченность миропорядком присутствует еще активнее, чем в России, но не только в головах элиты, а и в умах многих рядовых граждан. Расхожая теория заговора истолковывает «новый мировой порядок» как «всемирное тоталитарное правительство». Его навязывает всему миру некая зловещая закулиса — для одних она «жидомасонская», для других «глобально-корпоративная», для третьих «либерально-коммунистическая».

В США эту теорию исповедуют в основном обитатели медвежьих углов — ненавидящие государство фанатики, самозваные «ополченцы», воинствующие расисты и нацисты, а также религиозные сектанты, которые верят в начавшийся конец света и появление на Земле Антихриста. Они усматривают зловещий смысл в том, что латинская фраза «novus ordo seclorum» («новый мировой порядок») начертана на оборотной стороне Большой государственной печати правительства США, а также на однодолларовых купюрах. Они говорят о том, что эти слова произносили Вудро Вильсон, Уинстон Черчилль и Джордж Буш-старший, и уж само собой — младший.

Эти люди слышали звон, но не знают, где он. «Новый мировой порядок» в государственной символике США относится к обретению независимости бывшими колониями Англии в Северной Америке. А все вышеупомянутые государственные мужи говорили о «новом мировом порядке» после окончания войн — Первой, Второй мировой и войны в Персидском заливе. Этой последней войне было посвящено обращение Буша-старшего к Конгрессу США 6 марта 1991 года, после изгнания войск Саддама Хусейна из Кувейта. Вот что он тогда сказал:

«До сих пор мир, каким мы его знали, был разделенным миром — это был мир колючей проволоки и бетонных заграждений, конфликтов и «холодной войны». Сейчас перед нашим взором появляется новый мир. Мир, в котором есть реальная перспектива нового миропорядка. Это, говоря словами Уинстона Черчилля, миропорядок, при котором «принципы справедливости и честной игры... защищают слабых от сильных»... Мир, в котором свобода и уважение прав человека найдут свое место во всех нациях... Даже этот новый миропорядок не может гарантировать вечный мир на земле. Но мы должны стремиться к сохранению мира».

Его нельзя сохранить, если миропорядок не изменится. С 1974 года на Кипре поддерживается мир между греками и турками с помощью миротворцев ООН, но сегодня конфликты совсем другие. Террористы творят такой кровавый беспредел по всему свету, что с ним не могут справиться самые сильные армии мира — что уж тут говорить об ооновских миротворцах, не имеющих мандата воевать...

Не менее драматичны и другие глобальные вызовы — например, глобальное потепление, грозящее катастрофой уже к концу XXI века. В общем, надо думать, и быстро. Иначе потом все дружно захотим иметь «всемирное тоталитарное правительство», но даже оно уже ничего не сможет сделать.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)