» » Пациентам психоневрологических больниц просят разрешить курить

Пациентам психоневрологических больниц просят разрешить курить

7-04-2015, 06:50

Как заявляют общественники, сейчас в интернатах и психиатрических больницах запрещают курить, ссылаясь на антитабачный закон

Пациентам психоневрологических больниц просят разрешить курить

Пациентам психоневрологических интернатов и психиатрических больниц просят разрешить курить в специально отведенных для этого местах. Уполномоченный по правам человека Санкт-Петербурга Александр Шишлов обратился к депутатам заксобрания города с просьбой подготовить смягчающие поправки в федеральный антитабачный закон. Как рассказала «Известиям» начальник аналитического отдела аппарата омбудсмена Ольга Покровская, сейчас контролирующие органы Северной столицы трактуют закон как налагающий полный запрет на курение в интернатах, однако директора некоторых учреждений на свой страх и риск помогают больным и иногда выводят их за пределы территории больницы. Врачи уверены, что пациентам с психическими нарушениями нельзя запрещать курить, иначе это приведет к депрессии, высокой тревоге, раздражительности и агрессивным действиям.

Как рассказал Шишлов, эксперты и руководители психоневрологических интернатов (ПНИ) считают, что «вынужденный отказ от курения людей с ментальными нарушениями негативно отражается на их общем психическом состоянии, причиняет им страдания, сравнимые с жестоким обращением».

После вступления в силу антитабачного закона администрации многих ПНИ и психиатрических больниц полностью запретили курить пациентам, ссылаясь на ст. 12, не разрешающую курить «на территориях и в помещениях, предназначенных для оказания медицинских, реабилитационных и санаторно-курортных услуг».

«Представляется, что положения закона о борьбе с курением не могут пониматься как налагающие полный запрет курения в социальных учреждениях, в которых люди проживают годами, зачастую не имея возможности выходить за их пределы», — говорится в ежегодном докладе уполномоченного по правам человека Санкт-Петербурга.

Шишлов предлагает внести изменения в ФЗ «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака», предусмотрев возможность выделения специальных мест для курения в психоневрологических интернатах и психиатрических больницах.

Юрист, начальник аналитического отдела аппарата уполномоченного Ольга Покровская считает, что трактовать всю территорию интерната как место, где оказывается медицинские услуги, — неверно, однако прокуратура, контролирующие и надзорные ведомства, а также органы исполнительной власти Санкт-Петербурга, курирующие деятельность ПНИ, трактуют данный закон как налагающий полный запрет курения в интернатах.

— Директора некоторых учреждений на свой страх и риск идут навстречу больным. Иногда сотрудники выводят группу курильщиков за территорию интерната — но, во-первых, так пациенты могут легко простудиться, а потом нельзя забывать, что некоторые больные малоподвижны. Также администрация может выделить места рядом со зданием — неофициальные курилки. Бывали случаи, когда врачи даже разрешали курить в палате. В то же время некоторые интернаты строго придерживаются запрета, — говорит она.

По словам Покровской, более половины пациентов ПНИ Санкт-Петербурга курят, то есть около 4 тыс. человек.

— Психоневрологический интернат — по сути, место жительства для больных, но закон же не запрещает курить у себя дома, так что это своего рода дискриминация. Запрет курения для таких людей имеет как психологические, так и медицинские последствия. Врачи говорят, что табачный дым — никотин — снижает вредное воздействие некоторых психотропных препаратов. А при принудительном отказе от курения основные болезни обостряются, и пациенты становятся более возбудимыми и страдают от этого, — говорит она. — Почему-то содержащимся в СИЗО и колониях у нас разрешают курить, а людям с небольшими расстройствами — нет.

Покровская полагает, что для исключения неоднозначных трактовок закона необходимо внести изменения в ч. 2 ст. 12 ФЗ «Об охране здоровья граждан...», прописав, что разрешается курить в специально выделенных местах в ПНИ и психиатрических больницах.

Ежегодный доклад омбудсмена с предложением о внесении поправок уже был представлен на заседании законодательного собрания Санкт-Петербурга. В апреле этого года Шишлов также обратится с проблемой к уполномоченному по правам человека России Элле Памфиловой.

Аппарат уполномоченного провел шесть проверок интернатов в 2014 году, также к ним поступают жалобы на «горячую линию» и жалобы от НКО, работающих с психбольными.

Практика других регионов доказывает возможность неоднозначно трактовать закон. Так, в московском ПНИ № 16 рассказали, что на территории учреждения — на улице — предусмотрены официальные места для курения.

— Есть специально отведенные для курения места, куда сотрудники выводят пациентов. Мы так не ущемляем права больных, тем более что это себе дороже будет — больные возбуждаются, если они хотят курить, а им запрещают, — рассказали в интернате.

Заведующий отделением Научного центра психологического здоровья РАМН Сергей Ениколопов уверен в том, что борьба с курением в антитабачном законе действительно доведена до абсурда.

— На территории медицинских учреждений должны командовать врачи, а не прокуратура. И если медики считают, что пациенту можно курить, он должен иметь возможность свободно это делать, — заявил он. — Курильщик — зависимый человек, без сигарет у него начинается ломка — а для пациента психоневрологического диспансера это депрессия, высокая тревога, раздражительность, агрессивные действия, которые по цепочке передаются всем пациентам и в итоге будоражат весь стационар. Курить нужно разрешить и в кардеологических больницах. Хороший врач знает, что если заядлый курильщик госпитализирован с инфарктом, его ни в коем случае нельзя надолго отлучать от сигареты — иначе его ждет второй инфаркт.

В то же время член экспертного совета по борьбе с табаком при Минздраве Алексей Шабашов уверен, что это лишь очередная попытка ослабить антитабачный закон в угоду иностранным табачным корпорациям.

— У нас госпитализируют в том числе пациентов, больных наркоманией и алкоголизмом — что же теперь, завозить в больницы героин и коньяк? — возмущается эксперт. — Во всем цивилизованном мире курить на территории медицинских учреждений запрещено. Конечно, если пациент курильщик — у него будет абстиненция, но ведь есть замещающая терапия — жвачки, пластыри, ингаляции — используйте ее.

По его словам, когда закон только принимался, было очевидно, что будет тяжело — на него набросятся табачные лоббисты.

— И хорошо, что в итоге он все-таки был принят в жестком варианте — в документ был включен лучший мировой опыт, — добавил Шабашов. — И мы реально видим снижение потребления табака: по данным Минздрава, на 17% стало меньше курильщиков за время действия закона. А доходы зарубежных табачных корпораций на территории России падают. Теперь запретили и рекламировать сигареты, поэтому все деньги на маркетинг идут на поиск лоббистов. Чего только уже не пытались протолкнуть: разрешить продавать табак в газетных киосках, чтобы они не закрывались; вернуть курение в поездах, а то сократился поток пассажиров; разрешить сигареты в аэропортах, ведь люди отказываются от полетов. Но всё это люди, которые продвигают интересы иностранной табачной индустрии, убивающей Россию.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)